?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Фонология

С фонологией, наукой о звуках языка, связано не очень много заблуждений, но скорее просто потому, что люди редко задумываются о звуках речи достаточно глубоко. Тем не менее, некоторое понимание фонологии нам потребуется дальше, поэтому она заслуживает краткого введения. Вполне вероятно, что я допущу некоторые ошибки и неточности, потому что фонология не входит в число моих непосредственных занятий, и знания о ней у меня весьма общеобразовательные.

Фонологию, в строгом смысле слова, не следует смешивать с фонетикой. Фонетика занимается звуками речи в отношении их производства и восприятия, то есть изучает то, как человек производит и воспринимает звуки речи. Фонетика, таким образом, находится на стыке лингвистики и физиологии. Фонология же классифицирует звуки в их абстрактном понимании, в отношении их к языкам и языку вообще. Тем не менее, фонологию в популярной литературе часто тоже называют фонетикой.

Когда мы говорим, мы говорим не словами. Слова следуют в речи без пауз, без каких бы то ни было естественных разделителей между ними. Для изучения речь разбивается на сегменты, но эти сегменты короче слов. Устойчивыми элементами звучащей речи являются фоны. Вероятнее всего, вы даже не знакомы с этим понятием, но именно фоны можно выделить на спектрограмме записанной речи. Спектрограмма речи выглядит так:


J Padgett. Contrast Dispersion and Russian Palatalization.
in Е Hume, К Johnson (2001). The role of speech perception in phonology
по наводке edricson

По горизонтальной оси откладывается время, а по вертикальной — частота. Математически, любой сигнал, в том числе и звук, можно разложить на составляющие его гармоники (обычно это делается с помощью преобразования Фурье). Интенсивность закраски каждой точки на графике, от белого до черного, показывает величину составляющей гармоники в каждый момент времени. Развивающийся во времени звук образует некую область на спектрограмме. Кстати, именно к этому изображению мы вернемся чуть позже.

Несколько различно произносимых, но обычно близких по физическим характеристикам фонов образуют группу, которая кодирует фонему. Любой из этих фонов, когда оказывается в речи, обозначает одну и ту же фонему; фоны, составляющие такую группу, называются аллофонами. В «стандартной» речи одного человека на одну фонему иногда приходится чуть ли не десяток различных фонов, а в речи многих носителей языка можно выделить их еще больше. Аллофоны считаются таковыми, если один можно заменить другим без ущерба для смысла речи (иными словами, замена не вызовет изменения фонемы в этой позиции). Аллофония в речи одного человека, носителя языка, обычно незаметна для него самого: сам он скажет, что произносит, скажем, «т», хотя в разных словах звук может произноситься им по-разному. «Неподходящие» аллофоны на месте других, хотя и не причиняют ущерба фонемному составу речи, могут подмечаться другими носителями и признаваться как диалектный говор, иностранный акцент или дефект или особенность речи (например, картавость). В то же время, иные «нестандартные» замены аллофонов в индивидуальной речи проходят для других носителей языка незамеченными.

Следует учесть, что отношение группы фонов к одной фонеме имеет смысл только в пределах одного языка или даже диалектного подмножества этого языка. Например, в английском языке нет фонемного различия между аспирированными (придыхательными) согласными и неаспирированными. В слове stop фонема /t/ передается фоном [t], а в слове top та же самая фонема /t/ звучит как [th], с выдохом, как будто вы говорите «тх», только очень быстро. В то же время, в современном хинди, древнем иврите и санскрите эти два фона передают две различные фонемы, и смешивать их нельзя, иначе может получится искажение смысла речи.

В русской речи можно выделить общие аллофоны. Например, в слове «спецгруппа» звук /ц/ звонкий, [ʣ], а в слове «цапля» — глухой, [ʦ]. Тем не менее, мы не замечаем этой разницы, пока нам на нее не укажут! Спросите кого угодно, и он скажет, что произносит в этой позиции просто звук /ц/. Кроме того, в речи разных людей имеются особенности, которые не воспринимаются как акцент или иным необычным образом. У некоторых людей в отдельных позициях фонема /в/ озвучивается двугубным [β], а в других более обычным губно-зубным [v]. У большинства, однако, двугубного [β] в индивидуальном репертуаре звуков не обнаруживается.

Отчего же возникают такие различия? Очень просто: детям никто не говорит, куда нужно ставить во рту язык и как складывать губы (и не нужно этого делать ни в коем случае!). Дети учатся сами: слышат звук и повторяют, как могут. В конце концов, ребенок начинает говорить так, что его не поправляют, не посмеиваются, не замечают того, как он произносит звук; ему самому тоже кажется, что то, что он говорит — это и есть тот же звук, что и в речи других. Но положение органов речи во рту может быть для этого звука у разных людей разным. Процесс обучения с обратной связью как бы сводит произношение к оптимуму — но у некоторых звуков может быть более одного оптимума; другим носителям языка безразлично, как именно говорится данный звук, [β] или [v] в нашем примере. На самом деле, люди с нетренированным фонетикой слухом даже не слышат разницы между ними!

Произношение конкретных фонов на месте определенных фонем может изменяться в зависимости даже от эмоциональной окраски речи. Когда говорят, что кто-то «выплевывает слова», то, скорее всего, вы обнаружите аспирацию согласных там, где в спокойной речи ее не будет. Произношение фонемы /х/ в русской речи может меняться от велярного звука [x] в спокойной речи («хрен — огородное растение») до увулярного, более «глубокого» [χ] в эмоционально окрашенной («а вот хрен вам вместо редьки!»).

Фонология, таким образом, изучает фонетические свойства языка на двух уровнях: с одной стороны, мы имеем фиксированный (для данного языка или диалекта) набор фонем, с другой же, имеется трудноописуемый, весьма широкий набор фонов, которые варьируются даже от одного носителя к другому: ведь человеческие органы речи способны производить огромное число звуков и, часто, непрерывный континуум вариаций от одного звука к другому, и фонемы — центральные категории аллофонической вариации. Фоновый состав речи записывается тренированным фонологом и виден (с определенными оговорками) на спектрограмме; фонетический состав — модель более высокого уровня. Эта модель тоже имеет свои основания в перцепции языка носителем, и потому работает необыкновенно хорошо; в то же время, в определении фонемного репертуара малого языка, у которого нет своей письменности и на котором говорит всего-то несколько сот человек, к тому же весьма мало рефлексирующих о том, как именно они говорят, порой оказывается задачей сложной, а результаты ее решения — спорными.

Набор фонем в разных языках существенно разнится по их числу. В австралийских языках аранда в северной Австралии всего два гласных звука, а в языке нгве из семьи банту гласных звуков 38 (считая гласные, различающиеся долготой). В восточнопапуасском ротокасе шесть согласных и пять гласных фонем, а в языке, название которого записывается как !Xóõ (его было бы трудно записать русскими буквами: «!», например, означает особый щелчок; можно читать его как «тчаа»), почти 80 согласных, включая различные щелчки, гласные различаются четырьмя тонами, в набор гласных входят дифтонги, и общее число фонем превышает 110; точный подсчет при таком огромном инвентаре затруднен. Вдобавок, при числе носителей всего в 4200 человек, в языке обнаруживается несколько диалектов. На этом примере хорошо видно, что фонемная классификация звуков языка тоже может не быть четкой и однозначной, когда группы носителей малы и ограниченно общаются между собой, а разнообразие звуков в речи чрезвычайно широко.

Здесь стоит также обратить внимание на то, что этот язык напрочь разбивает миф о том, будто примитивные народы говорят на примитивных языках (носители !Xóõ в наше время живут вполне цивилизованно, но это сравнительно недавнее, по сравнению с возрастом их языка, достижение). В !Xóõ значительно больше слогов, чем слов в воображаемом 300-словном словаре племени мумба-юмба. А в языке ротокас мы обнаружим еще одну интересную особенность, подчеркивающую описанную выше различие фонов и фонем: на самом деле, согласных фонов в нем не меньше, чем в языках с богатым набором согласных фонем, но эти фоны группируются в обширные аллофонические группы. Например, [d], [l], [n] и [r] — аллофоны одной и той же фонемы, а [b] и [m] — другой. Для вас /б/ и /м/ разные звуки, а для носителя ротокаса это вариации в пределах одного и того же звука языка.

Классификация звуков человеческих языков сложна и обширна, и я не буду здесь касаться ее деталей, за исключением нескольких достаточно произвольно выбранных примеров, близких к нашей центральной теме — языковым заблуждениям. Все они относятся к одной и той же группе особенностей, «невидимых» для носителей языка.

Первый пример — русские дифтонги. В отличие от английских дифтонгов (например, [ai] в слове main, которое ни в коем случае нельзя произносить как «мэйн»), тон которых всегда ниспадает, в русских дифтонгах тон повышается быстро и резко. Звук, обозначаемый буквой «ы» под ударением, произносится всегда как дифтонг. Если у вас не получается этого заметить, скажите 10 раз слово «мыло», а затем, на одиннадцатый раз, «забудьте» разомкнуть губы в конце звука «м», но продолжая движение языка и губ (губы растягиваются от «м» к «ы», но не разнимайте их) — и вы должны услышать резкий подъем тона. На спектрограмме в начале нашей заметки носитель русского языка произносит слово «было»: обратите внимание на линию нижней форманты, восходящую после взрывного разрешения /б/ (давшего вертикальную шумовую линию). Другой дифтонг, тоже восходящий, скорее всего обнаружится в слове «дом». Потренировавшись на «мыле», попробуйте расслышать этот дифтонг — он звучит как /уо/ — но, к сожалению, не разнимать губ после звуке /о/ не получится, поэтому придется сначала научиться его слышать на другом дифтонге. Кстати, «ы» в старославянском и древнерусском так и писалась из двух букв, обозначающих гласные звуки: «ъi».

Подождите минуточку, гласный звук /ъ/? Это же беззвучная буква, разве нет? В современной орфографии «ъ» не означает гласного звука, но в древнем языке до XI—XII вв. буквы «ъ» и «ь» означали сверхкраткие гласные фонемы, подобные очень коротким /о/ и /и/. Несмотря на краткость, эти фонемы были слоговыми, и могли находиться под ударением. Например, древнее слово «дьнь» было двусложным («дь́-нь») с ударением на первом слоге; ударные (и некоторые другие) сверхкраткие дали полные формы /о/ и /е/, в то время как другие исчезли. Любопытно, что все слоги в языке той поры были непременно открытыми, то есть заканчивались на гласный звук. Например, слово «бревно» состояло не из двух, как сейчас, а из четырех слогов: «бьрьвьно»; «ь» между «р» и «в» дал «е», а два других гласных «ь» исчезли вовсе. В то же время, в современном русском языке тоже имеются сверхкраткие редуцированные фонемы, только они не отражаются на письме. Они появились заново, когда музыкальное ударение в русском сменялось динамическим. Чтобы почувствовать разницу между редуцированными и полными фонемами, скажите сначала «говорят, что будет холодно», а потом «что ты сказал?!». В первом примере «что» произносится как /штъ/ — с сильной количественной редукцией, а во втором — с полной гласной под ударением, /што'/. Интересно, что полная редукция обычно происходит в союзе «что», а в местоимении «что», даже без ударения, степень редукции оказывается несколько меньше (напр. «думай, что говоришь!» — /штə/). Получается, что мы пишем два слова одинаково, но произносим их по-разному, хотя, скорее всего, до сих пор вам казалось, что вы их и произносите одним и тем же образом!

Если вы так и не расслышали разницу — не беда. Это получается сразу не у всех, и, чтобы расслышать различие в степенях редукции, нужна определенная тренировка. Кроме того, у себя услышать эти различия труднее, чем в речи других. Попросите произнести эти фразы не подозревающих ни о чем домашних. И, в конце концов, может просто так быть, что в вашем диалекте различия между /штъ/ и /штə/ нет (я не знаю, может ли такое быть — это мои фантазии), а в слове «дом» нет дифтонга /уо/. Единственная универсальная (или, во всяком случае, очень широко распространенная) черта русского языка — это дифтонг «ы».

Кроме собственно фонем языка, фонологи изучают и явления более крупного масштаба, такие как ударение, мелодия и интонационный контур речи, ритм и его влияние на индивидуальные слоги, и другие, которых мы, по причине моей слабой подкованности в фонологии, разбирать не будем.


Добавление от Медведя:

Еще из часто встречающихся фонетических и фонологических заблуждений:

1. «Звуки всех языков составляют дискретное множество, из которого каждый язык выбирает нужные ему». [На самом деле:] Каждый звук каждого языка — скорее область, поэтому никакой звук одного языка не совпадает полностью со звуком другого.

2. «У негров особое произношение (и акцент в английском, например), потому что у них губы толстые». Какой родной язык, такое и произношение, особенности анатомии тут ни при чем. Негр, рожденный в англоязычной стране, говорит по-английски точно так же, как белые. [В США распространен вариант английского, называемый AAVE, на котором, как это сложилось, говорят в основном негры. Это обычная диалектная вариация английского языка; просто так исторически сложилось, что она возникла в юго-западных штатах среди потомков рабов, и потому распространена во многих местах проживания черного населения; ничего физиологически негритянского в этом языке нет. Многие негры-американцы говорят на других местных диалектах, тех же, что и все население в месте их рождения; встречаются и не черные носители AAVE. Большинство носителей, кстати, легко переключаются на нормативный английский, когда находят нужным по ситуации — можно считать это двуязычием. —f]

3. «В языках диких племен много звуков, непохожих на человеческую речь, потому что они дикие». // Все такое относительно. Коренные жители Южной Африки считают, что белые вообще не могут говорить, а могут только лепетать как мартышки.

4. «Некоторые сочетания звуков (или некоторые звуки в некоторых позициях) изначально непроизносимы и всегда должны подвергаться упрощению». Это тоже довольно относительно. Язык может веками терпеть что-то, а потом вдруг запретить его.

5. «Тоны (иначе называемые «музыкальным ударением») — экзотическая черта китайского языка». В том или ином виде тоны (с музыкой не очень связанные) есть в большинстве языков мира, это современные европейские (да и то не все) оказались в меньшинстве.

Comments

( 51 comments — Leave a comment )
alex_mashin
Oct. 18th, 2010 10:02 am (UTC)
Разве в современных реконструкциях ПИЕ есть th?
fregimus
Oct. 18th, 2010 10:05 am (UTC)
Нет. Говорю ж, навру. Спасибо.
edricson
Oct. 18th, 2010 12:15 pm (UTC)
Есть не до конца решенная проблема с некоторыми индоиранскими глухими придыхательными, которые не могут восходить к ряду *bh, и их иногда восстанавливают как tH, т.е. с ларингалом (напр. *pleth2- > ведийское prathi-man- 'ширина'), но с этим есть свои проблемы.
iad
Oct. 18th, 2010 10:54 am (UTC)
У Эллочки Щукиной в словаре было 30 слов, а 300 — у негра-людоеда из племени мумбо-юмбо (выдуманного Ильфом и Петровым).

Еще из часто встречающихся фонетических и фонологических заблуждений:

  1. Звуки всех языков составляют дискретное множество, из которого каждый язык выбирает нужные ему. // Каждый звук каждого языка — скорее область, поэтому никакой звук одного языка не совпадает полностью со звуком другого.
  2. У негров особое произношение (и акцент в английском, например), потому что у них губы толстые. // Какой родной язык, такое и произношение, особенности анатомии тут ни при чем. Негр, рожденный в англоязычной стране, говорит по-английски точно так же, как белые.
  3. В языках диких племен много звуков, непохожих на человеческую речь, потому что они дикие. // Все такое относительно. Коренные жители Южной Африки считают, что белые вообще не могут говорить, а могут только лепетать как мартышки.
  4. Некоторые сочетания звуков (или некоторые звуки в некоторых позициях) изначально непроизносимы и всегда должны подвергаться упрощению. // Это тоже довольно относительно. Язык может веками терпеть что-то, а потом вдруг запретить его.
  5. Тоны (иначе называемые «музыкальным ударением») — экзотическая черта китайского языка. // В том или ином виде тоны (с музыкой не очень связанные) есть в большинстве языков мира, это современные европейские (да и то не все) оказались в меньшинстве.
Кстати, какие в аранда (или аранта) два гласных? Я про один знаю. (Рассказывая об этом, обычно предлагаю угадать, какой это гласный, а потом объясняю, что раз он один, вопрос лишен смысла, потому что сущность определяется только контрастом.)
fregimus
Oct. 18th, 2010 11:23 am (UTC)
Спасибо! Про толстые губы — это пять! Жизнь богаче воображения — какую бы самую невероятную глупость о языке я ни попытался придумать, найдется по крайней мере одна еще глупее, сказанная кем-нибудь всерьез.

В википедии говорится, что в аранда гласные [ə] и [a]. Это у меня, к сожалению, по фонологии самый авторитетный источник. Вы мне скажите обязательно, где я чего наврал.

А разве гласный нельзя абсолютно определить? Двумя центральными частотами формант, или положением языка во рту? Другое дело, что если гласный один, то это будет ə, но это исключительно от оптимальности лени носителей.

А в английском есть тоны или нет? Официально, вроде, нет, а так — кажется, есть. И, по-моему, они даже используются для различения омонимов. Я не уверен, что понимаю систему — может, у меня делир конфабуляция, но я это слышу…
(no subject) - edricson - Oct. 18th, 2010 11:32 am (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Oct. 18th, 2010 11:38 am (UTC) - Expand
(no subject) - iad - Oct. 18th, 2010 11:49 am (UTC) - Expand
(no subject) - v1adis1av - Oct. 18th, 2010 01:42 pm (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Oct. 18th, 2010 05:49 pm (UTC) - Expand
(no subject) - cobetbi - Oct. 22nd, 2010 11:07 am (UTC) - Expand
edricson
Oct. 18th, 2010 11:27 am (UTC)
Аранда
Там как минимум два гласных (по адыгскому типу: [a] и шва с тучей реализаций), вероятно, есть [i] и, возможно, [u] (но [u] может быть реализацией шва рядом с огубленными, по крайней мере у некоторых носителей)

Breen, G. & Dobson, V. (2005) Central Arrernte // Journal of the International Phonetic Association 35(2): 249-254
spamsink
Oct. 18th, 2010 03:31 pm (UTC)
Негр, рожденный в англоязычной стране, говорит по-английски точно так же, как белые.

В англоязычной стране, в которой нет влияния AAVE - пожалуй. А в США радиоведущие определяют расу позвонившего практически безошибочно.
(no subject) - iad - Oct. 18th, 2010 03:42 pm (UTC) - Expand
(no subject) - spamsink - Oct. 18th, 2010 03:45 pm (UTC) - Expand
galicarnax
Oct. 18th, 2010 11:40 am (UTC)
Я как-то смотрел видеокурс по лингвистике, там про фонетику/фонологию тоже было. Запомнилась такая штука: если записать произношение английского слова "oil", и потом воспроизвести задом наперед, получится никоим образом не что-то типа "лио", как может показаться на первый взгляд. Получится почти то же самое "ойл". Легко проверяемо на любом простейшем звуковом редакторе типа Cool Edit.
fregimus
Oct. 18th, 2010 11:48 am (UTC)
Занятно. Это, скорее, курьез — но занятно, конечно же.
primaler
Oct. 18th, 2010 06:53 pm (UTC)
а есть ещё так называемые фонетические палиндромы
http://en.wikipedia.org/wiki/Phonetic_palindrome

см также http://en.wikipedia.org/wiki/Phonetic_reversal
ilia_yasny
Oct. 18th, 2010 11:46 am (UTC)
Спасибо большое за интереснейшую статью, буду ждать еще.
К вам вопрос как к лингвисту: создается ощущение, что языки индоевропейской семьи прошли через пик максимума сложности. Скажем, классическая латынь значительно сложнее и структурированнее в плане системы времен, падежей, склонений, чем современные романские языки. Санскрит, древнеславянский, древнегерманский обнаруживают похожие системы глагола, существительного, местоимения, которые дают основания для реконструкции праиндоевропейского языка. Но ведь ПИЯ не мог возникнуть сразу со всей этой системой, значит, ему предшествовало какое-то развитие от простого к сложному. А сейчас снова наступило упрощение? Или я ошибаюсь? Я не специалист, и мне интересно, есть ли какие-то соображения на эту тему?
iad
Oct. 18th, 2010 12:00 pm (UTC)
Заниматься саморекламой зазорно, но все же прорекламирую свою старую запись на эту тему.
ilia_yasny
Oct. 18th, 2010 01:08 pm (UTC)
Спасибо, очень интересно.
fregimus
Oct. 18th, 2010 12:24 pm (UTC)
Упрощение или усложнение — непонятно. В русском оказывается больше падежей (10), чем в ПИЕ, хотя нет аблатива. С другой стороны, только 6 падежей проявляются регулярно, а кто знает, можем ли мы восстановить все нерегулярности? В санскрите невероятный диапазон контрастирующих фонем, которых не было в ПИЕ. Система глагола в латинском довольно простая — всего 6 наклонений. В ПИЕ различался оптатив и субъюнктив, но отсутствовало будущее время — латниский сделал из субъюнктива будущее, а из оптатива — субъюнктив. В русском же всего 2 глалольных времени — настоящее и простое прошедшее, зато развесистая система аспектов и параллельных глаголов движения. Шел, ходил, пришел, приходил. Хаживал, похаживал. Вышагивал, боже мой. Как мы на этом умудряемся разговаривать… Это усложнение или упрощение? Мне эта система кажется куда менее стройной и логичной, гораздо более сложной, чем, скажем, система английских времен. В романских языках системы глагола очень обширны, намного сложнее, чем в ПИЕ. А в литовском 13 разновидностей причастия — какое уж тут упрощение. Возвращаясь к древним языкам — в древнейшем хиттитском глагольная система подозрительно похожа на современную русскую: простые настоящее и прошедшее, и все, из наклонений — только изъявительное и повелительное, супин (в древнерусском он был) и два инфинитива. Действительно, заметное упрощение. Дательный там объединился с местным, зато возник новый падеж, указывающий «направление к» — для чего в русском используется дательный.

Что было до ПИЕ — гадательно. По-видимому, предшествующий ему язык имел эргативный строй, но о нем мало что известно.
ilia_yasny
Oct. 18th, 2010 01:00 pm (UTC)
Спасибо за примеры, действительно, с упрощением не все так очевидно.
Такое ощущение, вероятно, возникает и оттого, что древние языки кажутся более стройными и логичными, хотя это скорее всего не так.
(no subject) - cmike - Oct. 29th, 2010 05:22 am (UTC) - Expand
(no subject) - iad - Oct. 29th, 2010 05:33 am (UTC) - Expand
Ага - cmike - Oct. 29th, 2010 05:37 am (UTC) - Expand
Re: Ага - iad - Oct. 29th, 2010 05:50 am (UTC) - Expand
Re: Ага - cmike - Oct. 29th, 2010 11:28 am (UTC) - Expand
Re: Ага - iad - Oct. 29th, 2010 11:41 am (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - fregimus - Oct. 18th, 2010 05:42 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ziegel - Dec. 15th, 2010 10:10 am (UTC) - Expand
(no subject) - afuchs - Oct. 19th, 2010 06:16 am (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Oct. 19th, 2010 08:03 am (UTC) - Expand
(no subject) - afuchs - Oct. 19th, 2010 08:13 am (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Oct. 19th, 2010 08:53 am (UTC) - Expand
(no subject) - afuchs - Oct. 19th, 2010 09:30 am (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Oct. 19th, 2010 09:34 am (UTC) - Expand
(no subject) - afuchs - Oct. 19th, 2010 09:38 am (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Oct. 19th, 2010 09:43 am (UTC) - Expand
burrru
Oct. 18th, 2010 01:10 pm (UTC)
Спасибо!!
gadyuka
Oct. 18th, 2010 03:32 pm (UTC)
Интересно, спасибо.
crazy_daemon
Oct. 18th, 2010 04:40 pm (UTC)
Дети учатся сами: слышат звук и повторяют, как могут. В конце концов, ребенок начинает говорить так, что его не поправляют, не посмеиваются, не замечают того, как он произносит звук; ему самому тоже кажется, что то, что он говорит — это и есть тот же звук, что и в речи других.
И если ребенок продолжает говорить неправильно, у него что-то со слухом. Правильно?
fregimus
Oct. 18th, 2010 05:17 pm (UTC)
Неправильно. Значит, у него что-то со всей цепочкой ОС, в которую входит слух, управление гортанью, языком и дыханием и неавтоматические вещи, например, желание говорить вообще.
poslednii_krot
Oct. 18th, 2010 06:43 pm (UTC)
А объясните, пожалуйста, почему main нельзя произносить как "мэйн"? Я всегда именно так и произносил. Известные мне словари вроде тоже такое произношение предлагают.
fregimus
Oct. 18th, 2010 11:39 pm (UTC)
Там [eɪ̯], а в русском [ej]. /аи/ в слове «поезда» больше походит на англ. дифтонг, особенно если его хорошенько редуцировать и в два слога прочитать.
(no subject) - cmike - Oct. 29th, 2010 05:17 am (UTC) - Expand
pingback_bot
Oct. 25th, 2010 10:25 am (UTC)
No title
User dashca_enotik referenced to your post from No title saying: [...] - краткое введение в фонологию [...]
pingback_bot
Oct. 25th, 2010 11:11 am (UTC)
Лингвистика
User teafi referenced to your post from Лингвистика saying: [...] - краткое введение в фонологию: http://fregimus.livejournal.com/124149.html [...]
nekomplekt
Oct. 29th, 2010 07:04 am (UTC)
Извините. Что-то я не понимаю заявления, что в слове «main» дифтонг [ai]. Такое законмерно в слове «mine».
fregimus
Oct. 29th, 2010 08:32 am (UTC)
Да, конечно же [eɪ].
( 51 comments — Leave a comment )