?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Я подумал — какую книгу из написанных за последние полвека, можно назвать самой непонятой. Есть книги успешные, они изданы огромными тиражами, они прочитаны многими людьми, они получили премии, они известны — только не поняты. Автор получает известность, его все знают — о, такой-то! — всю приличествующую случаю лаврушку, но сам понимает — нет, не удалось донести мысль живой и здоровой. Возможно, пять человек поняло. Или пятьдесят. Это много или мало? Но и пятьдесят — чаще всего разочарование.

На мой взгляд, на это не очень почетное место может претендовать «Гедель, Эшер, Бах» Д. Хофштадтера. This Eternal Golden Braid. «Нескончаемое плетение». Первое, что забывают прочитать — название. К сожалению, видимо, так сегодня думать уже не принято — вся книга состоит из туго заплетенной шнуром золотого аксельбанта одной, в общем-то, цельной мысли. Она и ускользает. Книгу можно прочитать целиком, от начала до конца — или можно не читать вообще. В ней нет ответа ни на один вопрос — только одна мысль. Живая, мокрая и шевелится. Удивительно, но книга научная и повествовательная одновременно. По ней можно было бы снять фильм. Насколько я знаю, это единственная монография, по которой можно было бы снять фильм.

…Профессор математики сказал, что да, популяризация математики — это хорошо. Музыкант — что про Баха, конечно, правильно, но кое-что спорно. А художник сказал, что у него от формул голова болит. И еще много говорили.

Если книгу дочитать до середины и бросить, пенроузом станешь. Лучше или не начинать — или не бросать. Впрочем, те, кто хотят вычитать что-нибудь, что они и так давно для себя решили, как раз на середине и останавливаются. Там, где будто бы кажется, что Гедель якобы доказал, что кранты. Это не моя мысль, это их придумка. На середине останавливаться нельзя. Останавливаться вообще нельзя, но горе тому, кто останавливается на середине.

Книга получила Пулитцервоскую премию в 1980 г., издана и переиздана миллионами копий и переведена на многие языки. А в 2007 Хофштадтер пишет I Am a Strange Loop — в первую очередь потому, что, по его собственному признанию, «Г. Э. Б.» осталась непонятой. Что пишет — это, конечно, хорошо, но вот что книга осталась непонятой — это нехорошо. В «Странной петле» он говорит об осколках души — осколки бокала Баха — «Шопен, как реальная личность, живет в нашем мире и сегодня» — понимаешь, сколько же в «Г. Э. Б.» Хофштадтера. Сегодня так думать уже не принято, когда мысль не отделяется от думателя.

Вот такая отнюдь не рецензия. Куда мне.

Tags:

Comments

( 22 comments — Leave a comment )
vic_gorbatov
Nov. 13th, 2010 09:50 am (UTC)
>> горе тому, кто останавливается на середине

Просто если вовремя остановиться, то кажется, что не так страшно. По крайней мере, со всем этим можно жить. А если продолжить - то гораздо страшнее...
fregimus
Nov. 13th, 2010 09:53 am (UTC)
Жить — да, страшнее. Зато потом осколки останутся.
ex_kosilova
Nov. 13th, 2010 10:04 am (UTC)
У Вас тут стиль очень похож на Иванова-Петрова.
fulgur_conditum
Nov. 13th, 2010 12:06 pm (UTC)
Я бы назвала "Властелина колец".
fregimus
Nov. 13th, 2010 07:21 pm (UTC)
Я не одолел. Видимо, не понял…
Rainaldo Anonimato [isopenid.ru]
Nov. 13th, 2010 12:47 pm (UTC)
Да, у него, кстати, ещё в русском предисловии...

(Вы его, кстати, читали? Это ведь само по себе совершенно особое и самодостаточное произведение - произведение о переводе - человека, которого погружение в этот процесс "довело" до самостоятельного переложения "Евгения Онегина" на стихотворный английский - а "для этого", собственно, к "выучиванию русского языка" (!) - в развёрнутом виде эта история у него воплотилась в центральные главы и темы книги "Le Ton Beau de Marot"...)

...так вот, уже в русском предисловии он исчерпывающе иллюстрирует тот факт, о котором я не устаю при случае повторить: нету ни "в природе", ни соответственно в "машинном" арсенале возможного - такой штуки как "перевод" (то есть адекватное преобразование по каким-либо наперёд заданным алгоритмам текста с одного языка на другой). Есть только понимание (на одном языке) и сотворение заново (на другом). То есть проблемы или задачи "компьютерного перевода" - нет и быть не должно, это фикция, обречённая на соответственно самые плачевнейшие итоги. Есть проблема "компьютерного понимания смысла и содержания" (текста, речи) и "компьютерного само-порождения" этих смыслов и форм (иначе говоря, адекватного человеческому мышления, по Тьюрингу:)).

http://lib.rus.ec/b/215416/read#r1
(Праздничное предисловие автора к русскому изданию книги «Гёдель, Эшер, Бах»)
fregimus
Nov. 13th, 2010 07:22 pm (UTC)
Прочитаю, спасибо. Мне тоже кажется, что перевод без понимания смысла невозможен.
andrei_koval
Nov. 13th, 2010 02:25 pm (UTC)

Le Ton beau de Marot. Полное название этой книги (1997) таково: Le Ton beau de Marot: In Praise of the Music of Language. Книга посвящена переводу (прежде всего поэтическому). Однако само заглавие переводу едва ли поддаётся. Более прозрачна его вторая, англ. часть: «Во славу музыки языка» (хотя и здесь есть примечательная тонкость). Что же касается первой, франц. части, то её придётся разъяснять особо.
Прежде всего, она отсылает к фигуре франц. поэта Клемана Марó (Marot, 1496–1544). И сам Хофстадтер, и его покойная ныне жена Кэрол (что очень важно!) переводили стихи Марó на англ. язык.
Далее, le ton beau можно было бы перевести как «изящный тон», «изысканный тон» или как-нибудь ещё, если бы не одно обстоятельство: порядок слов для франц. языка здесь необычен. Если произнести эти слова вслух, для франкоязычного человека они прозвучат как le tombeau de Marot, т. е. «гробница Марó». Эта ассоциация нарочито подчёркивается оформлением обложки книги, где изображена гробница и каменный крест.
Однако слово tombeau означает не только «гробница», но и «художественное произведение в память умершего». Поскольку же в заглавии книги говорится о «музыке» («В похвалу музыке языка»), возникает ассоциация с названием фортепианной сюиты Мориса Равеля (1875–1937) «Гробница Куперена» (Le tombeau de Couperin, 1917), посвящённой памяти не только франц. композитора Франсуа Куперена (1668–1733), но и друзей Равеля, погибших во время I Мировой войны (сам Равель участвовал в ней в качестве добровольца).
Далее. Равель, как известно, умер от опухоли в мозгу, из-за которой в последние годы жизни не мог сочинять. Но та же самая болезнь стала причиной смерти Кэрол, жены Хофстадтера. Обращаясь к покойной жене, автор книги называет её ma rose («моя роза», франц., созвучно с именем «Марó»), а себя самого — ton beau («твой милый», франц.). Таков ещё один смысловой пласт первой части заглавия: Le Ton beau de Marot. В этом свете обретает иной оттенок смысла и вторая, англ. часть заглавия: In Praise of the Music of Language. «Во славу»: так вполне может начинаться эпитафия или иное произведение, посвящённое умершему или умершей. И этой умершей, воплощавшей собою для автора «музыку языка», была в данном случае Кэрол.
Кроме того, она была автором одного из многочисленных англ. переводов стихотв. Марó À une Damoyselle malade («К захворавшей барышне»), анализируемых Хофстадтером в его книге. Хотя свой перевод Кэрол сделала в то время, когда о её болезни ещё ничего не было известно, стихотв. Марó обретает некое особое, зловещее звучание в контексте рассуждений об утратах, происходящих в процессе перевода.
Как видим, по многозначности и глубине заглавие книги Хофстадтера вполне может соперничать с другим, более знаменитым и столь же непереводимым заглавием: Finnegans Wake.
fregimus
Nov. 13th, 2010 07:24 pm (UTC)
Вот у него все так смыслами написано, да еще загадками, чтобы скучно не было.
alexeim
Nov. 13th, 2010 03:48 pm (UTC)
Ну так если там одна ускользающая мысль, то какая? Или Хофштадтер работает по Пелевински и создает иллюзию раскрытия тайны матрицы на следующей странице?
fregimus
Nov. 13th, 2010 07:26 pm (UTC)
Вам в двух словах? Хорошо. «Сознание у того, кто сознает». Все знаете, можете не читать.
(Deleted comment)
fregimus
Nov. 13th, 2010 07:27 pm (UTC)
Тоже замечательная книга.
ushastyi
Nov. 13th, 2010 06:13 pm (UTC)
А насколько хорош русский перевод? Когда я "захотел" эту книжку, издание на русском уже все вышло, купил в Штатах на английском, но все никак руки не доходят, книг не прочитанных много.
Rainaldo Anonimato [isopenid.ru]
Nov. 13th, 2010 06:36 pm (UTC)
Можно только сказать, что сам автор в нём (русском переводе) очень плотным образом соучаствовал, по ходу выучив русский и переведя на английский (в стихотворной форме, разумеется) "Евгения Онегина". См. ссылку выше на авторское предисловие к русскому изданию (да, собственно, и на весь текст книги на русском - к сожалению, не свободный от погрешностей сканирования).

Так что, с этой стороны - переводческая ситуация одна из уникальнейших (особенно в наше время).
С другой - сама сложность первоисточника такова, что какие-то потери ли, искажения ли - или просто иные свойства в переведённом тексте, наверное, неизбежны. Но вот упомянутое предисловие для русского издания - самоценно, даже если предпочесть саму книгу в оригинале.
ushastyi
Nov. 13th, 2010 07:07 pm (UTC)
О, да! История с переводом, и правда, замечательная! Буду искать книгу. Ненавижу читать с экрана.
slavin_e
Nov. 14th, 2010 12:30 am (UTC)
Fregimus на подобный вопрос уже отвечал.
fregimus
Nov. 17th, 2010 09:36 am (UTC)
Если можете, лучше по-английски. От перевода она точно не выиграла.
maksiq
Nov. 14th, 2010 07:24 pm (UTC)
Да, книга замечательная, волшебная. Кстати, в русском переводе названия - смогли сохранить игру первых букв слов, переведя как Эта Бесконечная Гирлянда.
fregimus
Nov. 17th, 2010 09:34 am (UTC)
Это хорошо. Ее наверняка было невероятно трудно переводить.
fandaal
Nov. 17th, 2010 08:43 am (UTC)
мурашки по коже холодные.
берусь читать. во многом потому что back propagation присутствует в некоторых моделях сознания.
fregimus
Nov. 17th, 2010 09:33 am (UTC)
В нервной системе есть.
pingback_bot
Feb. 28th, 2011 09:55 pm (UTC)
Гёдель, Эшер, Бах
User sizif73 referenced to your post from Гёдель, Эшер, Бах saying: [...] сообщества ссылок в том посте давать нельзя, так я тут. С мертвой точки меня сдвинул вот этот пост [...]
( 22 comments — Leave a comment )