?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Р. Бенедикт. «Хризантема и меч». М., РОССПЭН, 2004.

«Даже убийцу при известных обстоятельствах можно простить. Но насмешку извинить нельзя». Поскольку она не «забывается», то единственно возможная реакция на оскверненную репутацию — это месть. Добравшись до Америки, Маркино очистил свое имя, но мести в японской традиции отводится важное место как «благородному делу» при оскорблении или поражениях. Японцы, писавшие книги для западных читателей, иногда пользовались яркими риторическими приемами для передачи японского отношения к мести. Инадзо Нитобэ, один из наиболее благожелательно настроенных к нам японцев, писал в 1900 г.: «В мести заключено нечто способное удовлетворить чувство справедливости. Наше чувство мести — это точно то же самое, что и наши математические способности, и до той поры, пока мы не приведем к равенству обе части уравнения, мы не можем примириться с ощущением чего-то незавершенного». Ёсисабуро Окакура в книге “The Life and Thought of Japan” приводит как параллель специфически японское обыкновение: «Многие так называемые особенности японского менталитета обязаны своим происхождением любви японцев к чистоте и сопутствующей ей ненависти к грязи. Но, скажите, как можно, будучи воспитанными, как мы, смотреть на пренебрежительное отношение или к чести нашей семьи или к национальной гордости иначе, чем на многочисленные оскорбления или раны, от которых нельзя избавиться или которые нельзя залечить, пока не будет достигнуто полное очищение через оправдание? Вы можете считать столь частые в общественной и частной жизни Японии случаи вендетты как своего рода утреннюю ванну, принимаемую людьми из страстной любви к чистоте».

И далее он говорит, что японцы благодаря этому «живут чистой, незапятнанной жизнью, которая кажется такой же безмятежной и прекрасной, как вишня в цвету». Иными словами, эта «утренняя ванна» смывает грязь, которой вас испачкали другие, и вы не можете считаться добродетельным, пока хоть какая-то часть ее остается на вас. У японцев нет этического учения о том, что невозможно оскорбить человека, если тот не считает себя оскорбленным, и что оскверняет человека только «он сам», а не сказанное о нем или сделанное в отношении его.

Японская традиция постоянно поддерживает в народе этот идеал «утренней ванны» вендетты. Каждому японцу известны бесчисленные истории и рассказы о героях, из которых наиболее популярна историческая «Повесть о сорока семи ронинах». Их читают в школьных учебниках, ставят в театрах, снимают в кино и печатают в массовых изданиях. Они — часть живой культуры сегодняшней Японии.

Во многих из них речь идет о чувствительности к случайным неудачам. Например, один даймё попросил троих своих вассалов назвать мастера, изготовившего прекрасный меч. Они разошлись во мнениях, и когда были призваны эксперты, то обнаружилось, что только Нагоя Сандза правильно назвал его мечом Мурамаса. Ошибавшиеся приняли это как оскорбление и отправились убить Сандзу. Один из них обнаружил Сандзу спящим и ранил того его же мечом. Однако Сандза выжил, и тогда атаковавший его посвятил себя мести. В конце концов ему удалось убить его, и таким образом гири был исполнен.

В других повестях речь идет о необходимости мести за своего князя. Гири в японской этике означал одновременно и верность до смерти вассала своему господину, и совершенно противоположную ей безудержную враждебность к нему, когда вассал считал себя оскорбленным им. Хороший пример этого — одно из преданий об Иэясу, первом сёгуне Токугава. Рассказывали, что Иэясу сказал про одного своего вассала: «Он из тех, кто умирает от застрявшей в горле рыбной кости». Пятнавшие репутацию слова, которые значили, что ему следовало бы умереть недостойным образом, относились к числу непереносимых, и вассал дал клятву не забывать о них. В это время Иэясу занимался объединением страны из ее новой столицы Эдо (Токио) и не был еще защищен от нападения своих врагов. Вассал начал переговоры с враждебными Иэясу князьями, предложив им поджечь Эдо изнутри и опустошить город. Таким образом, его гири был бы удовлетворен, и он отомстил бы Иэясу. В большинстве случаев в западных дискуссиях о японской верности полностью отсутствует реалистический подход к ней, поскольку они не признают, что гири — не просто верность, а еще и добродетель, при известных обстоятельствах предписывающая необходимость предательства. Как говорят японцы, «битый человек становится бунтовщиком». Так же поступает и оскорбленный человек. Эти две темы из японских исторических преданий — месть кому-то, кто был прав, когда вы ошибались, и месть за пятно на репутации, пусть даже нанесенное своим господином, — общие сюжеты широко известных произведений японской литературы, и у них много вариантов.

Comments

( 30 comments — Leave a comment )
arno1251
Jul. 3rd, 2011 07:56 am (UTC)
Потрясла история с мечом. У нас в офисе был примерно такой же случай - месть завершилась, когда знатоку пришлось уволиться.
fregimus
Jul. 3rd, 2011 08:05 am (UTC)
Эт да, вас, японцев, не поймешь… Ладно, хоть жив остался!

А вот еще зарисовка: мальчик наносит девочке оскорбление, не смываемое ни квасом, ни керосином.
(no subject) - deni_ok - Jul. 3rd, 2011 08:28 am (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Jul. 3rd, 2011 11:05 pm (UTC) - Expand
(no subject) - hari_tc - Jul. 3rd, 2011 08:11 am (UTC) - Expand
plakhov
Jul. 3rd, 2011 08:14 am (UTC)
> месть кому-то, кто был прав, когда вы ошибались

Меня не оставляет ощущение, что вы в пересказе упускаете какие-то важные подробности. Иначе я просто не понимаю, как может общество, в котором такое объявляется «чистой, незапятнанной жизнью, которая кажется такой же безмятежной и прекрасной, как вишня в цвету» не то что развиваться, но просто существовать.
fregimus
Jul. 3rd, 2011 08:16 am (UTC)
Это не пересказ — цитата от и до.

Да Вы найдите эту книжку. Действительно, очень многое удивляет, если не сказать потрясает.
(no subject) - kvisaz - Jul. 3rd, 2011 12:26 pm (UTC) - Expand
(no subject) - _winnie - Jul. 3rd, 2011 07:40 pm (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Jul. 3rd, 2011 11:08 pm (UTC) - Expand
(no subject) - _winnie - Jul. 4th, 2011 08:38 am (UTC) - Expand
klausnick
Jul. 3rd, 2011 09:40 am (UTC)
Гири висит как гири.
fregimus
Jul. 3rd, 2011 09:57 am (UTC)
Было, было! Вот:

«Как и всё в офисе господина Кавабаты, гравюра была странной. Она представляла собой огромный лист бумаги, в центре которого постепенно как бы сгущалась картинка, состоящая из небрежно намеченных, но точных линий. Она изображала нагого мужчину (его фигура была сильно стилизована, но о том, что это мужчина, можно было догадаться по реалистично воспроизведенному половому органу), стоящего на краю обрыва. На шее мужчины висело несколько тяжелых разнокалиберных гирь, в руках было по мечу; его глаза были завязаны белой тряпкой, а под ногами начинался крутой обрыв. Было еще несколько мелких деталей — садящееся в туман солнце, птицы в небе и крыша далекой пагоды, но, несмотря на эти романтические отступления, главным, что оставалось в душе от взгляда на гравюру, была безысходность.

— Это наш национальный художник Акэти Мицухидэ, — сказал Кавабата, — тот самый, что отравился недавно рыбой фугу. Как бы вы определили тему этой гравюры?

Глаза Сердюка скользнули по изображенному на рисунке человеку, поднявшись от оголенного члена к висящим на груди гирям.

— Ну да, конечно, — сказал он неожиданно для себя. — Он и гири. То есть "он" и "гири".

Кавабата хлопнул в ладоши и рассмеялся.

— Еще сакэ, — сказал он.»

В. Пелевин. «Чапаев и пустота».
(no subject) - klausnick - Jul. 3rd, 2011 11:57 am (UTC) - Expand
pingback_bot
Jul. 3rd, 2011 09:45 am (UTC)
No title
User adlov referenced to your post from No title saying: [...] дений японской литературы, и у них много вариантов. http://fregimus.livejournal.com/156544.html [...]
ivanov_petrov
Jul. 3rd, 2011 10:12 am (UTC)
От гири - грыжа.
fregimus
Jul. 3rd, 2011 10:14 am (UTC)
мозга.
(no subject) - termometr - Jul. 3rd, 2011 03:45 pm (UTC) - Expand
_windwalker_
Jul. 3rd, 2011 11:17 am (UTC)
Суровые и дикие самураи.

Хотя если самураев спросить про гайдзинов - то наверное наоборот получится :)
fregimus
Jul. 3rd, 2011 11:21 am (UTC)
Да, никчемные людишки, не знающие гири.
dr_gutman
Jul. 3rd, 2011 11:25 am (UTC)
Это ж сколько мне голов нужно срубить?...
Вопрос, конечно, риторический:(
fregimus
Jul. 3rd, 2011 11:04 pm (UTC)
Оттого у них и такое количество самоубийств. В современном мире счет несрубленных голов идет на десятки на японца — вот и сносят свою. Считается, что это тоже как бы такой метод восстановления доброго имени. Иная культура, совсем иная.
farwideserenity
Jul. 3rd, 2011 12:14 pm (UTC)
Интереснее, по-моему, вот это:

Карелова Л. Б.
Учение Исиды Байгана о постижении «сердца» и становление трудовой этики в Японии

В монографии исследуется формирование базовых ценностей трудовой этики в Японии на основе идейного комплекса традиционной дальневосточной философии. В качестве репрезентативной модели представлено учение японского мыслителя Исиды Байгана (1685—1744). Важным результатом работы стало выявление мировоззренческой парадигмы, характеризующей японское общество на пороге модернизации. Особое внимание уделено анализу категории «сердце» как одной из ключевых категорий японской культуры. В Приложении даются комментированные переводы основных сочинений Исиды Байгана, которые публикуются на русском языке впервые.
http://www.knigoprovod.ru/?topic_id=23;book_id=2454

В оппозиции по отношению к чжусианскому учению в Японии 17 в. находилось также Оёмэйгакуха — школа последователей философии Ван Янмина, основными представителями которой были Накаэ Тодзю (1608—1648) и Кумадзава Бандзан (1619—1691). Для учения «Оёмэйгаку» характерно дальнейшее (по отношению к философии Чжу Си) сближение этики, гносеологии и онтологии, стремление окончательно преодолеть дихотомию субъекта и объекта. Не исследование законов вещей, а только самоуглубление признавалось здесь единственно возможным способом постижения «принципа». Отказавшись от поляризации противоположных начал мироздания, имевшей место в учении Чжу Си, философы этого направления провозгласили единство «ри» и «ки», выдвинули доктрину тождества знания и действия, теории и практики. Особенностью яп. янминизма является трактовка добродетели «сыновней почтительности» в качестве основы пяти добродетелей, заключенных в «сердце», которое рассматривалось как воплощение Небесного принципа в человеке. Представители данной школы также уделяли значительное внимание разработке тезиса о единстве трех учений — синто, конфуцианства и буддизма, разделяемого многими мыслителями второй половины периода Токугава.
...
Попытку создания системы моральной философии для торгового сословия представляет собой также синкретическое учение «Сингаку» (учение о познании сердца), родоначальником которого был Исида Байган (1685—1744), совместивший идеи неоконфуцианства, буддизма и синто. Он приравнивал экономическую деятельность торговца к разряду духовной практики, в которой раскрывается истинная природа человека, наделенная такими качествами, как честность и бережливость. Исида Байган и Ниномия Сонтоку (1787—1856) заложили основы яп. трудовой этики, провозглашавшей усердие, терпение и самоотречение и исходившей из понимания труда как естественного предназначения, долга перед семьей и гос-вом и одновременно пути самосовершенствования.
http://ariom.ru/wiki/JaponskajaFilosofija/print
kvisaz
Jul. 3rd, 2011 12:28 pm (UTC)
Интереснее всего было бы послушать объяснение того факта, что с Фукушимой ничего так толком до сих пор и не сделано. Меня самого до глубины души потрясает этот факт, т.к. я тоже считал, что японская трудовая этика - ого-го!
(no subject) - palmas1 - Jul. 3rd, 2011 03:48 pm (UTC) - Expand
(no subject) - _windwalker_ - Jul. 3rd, 2011 04:34 pm (UTC) - Expand
(no subject) - antihydrogen - Jul. 4th, 2011 07:49 pm (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Jul. 3rd, 2011 06:49 pm (UTC) - Expand
(no subject) - farwideserenity - Jul. 5th, 2011 08:09 am (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Jul. 3rd, 2011 06:45 pm (UTC) - Expand
( 30 comments — Leave a comment )