?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Откуда растет язык?

Теория происхождения языка невролога и эволюционного антрополога Терренса Диакона1 (Terrence W. Deacon) известна в России недостаточно. Поиск дает лишь несколько десятков ссылок, и то в контекстах часто странных. Между тем, эта теория, как признается в академической среде2, одна из наиболее на сегодня полно объясняющих принципы, цели и пути образования языка как средства коммуникации в человеческом сообществе.

Самый «щекотливый» вопрос во всех теориях есть вопрос об обучении языку (language acquisition), вопрос о том, почему маленькие дети учатся языку очень быстро, и даже нескольким сразу, и владеют им после этого как родным (или родными, даже если несколькими). Лингвисты используют термин носитель языка, который вызывает в воображении скорее носителей заразной болезни. И, как оказывается, сходство этим не ограничивается.

Знаменитый лингвист из MIT Наум Хомский (Noam Chomsky) в свое время революционизировал понимание языка, введя понятие о порождающих грамматиках. Работы Хомского легли в основу не только лингвистических трудов, но и как основа для создания, теоретического анализа и компиляции  языков программирования для компьютеров. В области же «человеческой» лингвистики, Хомский предположил, что в человеческом мозге с рождения имеются цепи, настроенные на понимание языка — любого человеческого языка! Эти цепи настраиваются как бы включением или выключением различных «блоков» понимания языка, получивших название грамматических универсалий (Universals), которые, чтобы эта теория подтвердилась, должны были бы быть в любом языке. По мере того, как работа продолжалась, число универсалий стало безудержно расти. Хомский предложил другую, многоуровневую модель, но и эта модель не объяснила всех различий между языками. В какой-то момент от идеи объяснить настройку ребенка на конкретный язык с помощью «набора перемычек» пришлось отказаться.

Однако универсалии в языках все-таки были найдены. Именно на примере образования универсалий, как описывается Диаконом, можно понять главную идею его теории, идею о том, что эволюционирует не столько мозг, чтобы подстроиться под язык, сколько язык, подобно вирусу, «заражает» собой человека в детском возрасте, и человек делается носителем и «рассадником» языка. Такая легкость «заражения» происходит оттого, что язык эволюционирует, изменяясь так, чтобы ему легко было занять место в человеческом мозге.

Рассмотрю один из множества примеров, приводимых Диаконом в иллюстрацию коэволюционной3 конвергенции4 универсалий: названия цветов в различных языках. Но начать я должен с физики восприятия света.

Спектр белого света, приходящий к нам от раскаленного шара Солнца, непрерывен, и простирается от красного до фиолетового. На самом деле он много шире, но видимый глазами свет находится в этом диапазоне. Непрерывный спектр получается потому, что в потоке света встречаются фотоны, элементарные кванты света, с различной энергией, соответствующей разной длине волны света. А воспринимаем мы разные длины волн как различные цвета или оттенки.

Традиционно мы называем семь цветов в радуге. «Запоминалка» для этих семи цветов такая: Как Однажды Жак-Звонарь Головой Свалил Фонарь, по начальным буквам цветов: Красный, Оранжевый, Желтый, Зеленый, Голубой, Синий, Фиолетовый. Но семь их совершенно условно — это просто названия, которые у нас есть. Между синим и фиолетовым, например, тоже найдется свой цвет — такой… сине-фиолетовый. Он другой, но у нас попросту слова такого нет. Среди цветов выделяются три так называемых «основных» цвета: красный, зеленый, синий. Смешением этих трех цветов в разных пропорциях можно получить любой другой цвет. Почему — будет ясно позднее. По такому принципу формируют цвет трубки цветных телевизоров и панели экранов ноутбуков и видеокамер.. Из смеси двух основных цветов получается цвет, находящийся в спектре между ними (а фиолетовый из смеси синего и красного).

Б. Берлин и П. Кэй5 описывают удивительную регулярность в названиях цветов в разных культурах. Как уже говорилось, названия цветов совершенно условны, можно выбрать любые точки в спектре, и называть их как угодно. Если бы у нас не было слова для оранжевого цвета, мы говорили бы желто-красный, например. Однако очередность, в которой появляются цвета с увеличением числа слов для них в языке, удивительным образом совпадает в разных культурах:

Если … слов для цвета, тогда есть (и)
есть у всех белый/светлый черный/темный
3 или больше красный
4 или больше зеленый
6 или больше синий желтый
7 или больше коричневый
еще больше фиолетовый оранжевый
розовый серый

Э. Рош с коллегами6, основываясь на этой работе, выяснила еще более поразительную особенность названий цветов: из множества карточек люди выбирают самый «правильный» среди называемых цветов вне зависимости от того, сколько слов для цвета есть в их культуре! Например, из нескольких более-менее красных карточек, и мы, и аборигены какого-нибудь острова, у которых есть только названия черного, белого и красного цветов, выберем, скорее всего, одну и ту же «самую красную»! Это еще интереснее — мы же не говорили с ними на одном языке, от которого бы остался след, а называем красным один и тот же цвет! Как это может быть?

Механизм восприятия цвета подобен механизму синтеза цвета в компьютере (и анализы цвета видеокамерой, скажем). На сетчатке имеются чувствительные к цветам клетки, так называемые колбочки (cones), трех типов, каждый из которых реагирует на свой диапазон цветов: L, «красные», M, «зеленые» и S, «синие». Сетчатка производит небольшую предварительную обработку изображения (сжатие и поиск границ; compression, edge detection), и передает сигнал по зрительному нерву в  ядро латерального коленчатого тела (lateral geniculate nucleus, LGN) в таламусе, где происходит определенная часть обработки зрительной информации. Нейроны в этом ядре срабатывают в ответ на 4 цвета, разбитых на две пары: желтые-синие и зеленые-красные. В ответ на чистый, монохромный свет срабатывают или «желтые», или «синие» нейроны, но не те и другие вместе, а также или «зеленые», или «красные», но опять не вместе. «Ответ» четырех групп нейронов показан на рисунке A. Знакомые с цветоразностным кодированием в цветном телевидении могут сравнить и удивиться!

На рис. B показана идентификация цвета англоговорящими респондентами в еще одном исследовании7, а на рис. C — диапазоны «лучших представителей» четырех цветов в экспериментах Рош. Совпадение между рис. A, B и C очевидно.

Как же получается, что названия цветов обозначают один и тот же цвет? Диакон дает такое объяснение. Вначале цвет сравнивается с распространенным объектом, например, «травяной». Это слово начинает обозначать все зеленое. С той легкостью, с какой, как мы знаем, в языке возникает метафора, слово будет называть и все приблизительно зеленое (и синее, если отдельного слова для него нет). Ошибки при коммуникации возникают, когда в виду нет той самой травы, которая дала начало названию. Если я скажу «цвет листа березы», вы (если не художник) ведь запомните «зеленый», правда? Так вот, ошибка, разница в восприятии цвета говорящим и слушающим в таком случае будет «подгонять» воспринимаемый вторым цвет именно к максимуму срабатывания «зеленых» нейронов в центре обработки в таламусе! Со временем, наш с вами «травяной» совпадет с «арбузовым» наших соседей, да и с любым зеленым в любом языке, называющем вообще зеленый.

Не все «одинаковости» в языках, конечно, объясняются так просто. Но ведь удача здесь в том, что можно снимать групповую активность нейронов при обработке синего кадра или красного кадра. А вот при обработке в мозге, скажем, речи, нужно сопоставлять активности если не отдельных нейронов, то уже намного меньших групп; и пусть даже технически мы уже близки к этому, нейронов так много, что найти именно характерный узел в сети требует записи огромного количества информации.

Тем не менее, теория Диакона описывает происхождение языка, опираясь на предположения о том, что механизмы языка — отражения «схемотехники»  мозга человека. Когда ребенок усваивает язык, он должен угадывать значения из двух равновероятных, казалось бы, возможностей. Но если спросить у большого количества людей, скажем, «выбери: ууза или кики?», ответов будет не 50% и 50%! Язык «подстраивается» под большую вероятность угадывания значений детьми.

Пусть даже эта теория не подтверждена по всем пунктам, некоторые ее предсказания уже проверены, и никаким экспериментам она пока не противоречит. По-видимому, на сегодня эта теория появления языка — самая перспективная.

Если вам интересно — напишу на эту тему еще. Спорить немного можно, только памятуя, что я не Диакон, и ответить могу лишь в меру своего слабого понимания. Вопросы же как эта теория объясняет то и это, напротив, горячо приветствую!

_____________________________________

  1. Deacon, Terrence W., (1997). The Symbolic Species. New York: W.W. Norton.
  2. Perfors, Amy (2002) Simulated Evolution of Language: a Review of the Field. In J. of Artificial Societies and Social Simulation Vol. 5, no. 2. (http://jasss.soc.surrey.ac.uk/5/2/4.html)
  3. Совместная, одновременная эволюция двух видов.
  4. Сближение, тенденция к схождению.
  5. Berlin, Brent and Paul Kay (1969). Basic Color Terms: Their Universality And Evolution. Berkeley: UC of Cal. Press.
  6. Rosch, Elenor (1978) Principles of Categorization. In E. Rosch and B. Lloyds, eds., Cognition And Categorization. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum.
  7. De Valois, R., and De Valois, K. Neural Coding of Color. In E. Charterette and M. Friedmann, eds., Handbook of Perception, Vol. V: Seeing. New York: Academic Press.

Comments

( 33 comments — Leave a comment )
justso123
Dec. 2nd, 2007 07:34 pm (UTC)
Интересно.
А как же быть с японцами, у которых, как говорят, эталоном сине-зеленого служит море, с англичанами, не различающими в языке синий и голубой, и с Гомером, для которых море было того же цвета, что и вино? Я не знаю ни японского, ни древнегреческого, пишу, что слышала или читала.
fregimus
Dec. 3rd, 2007 12:38 am (UTC)
В «Капитанской дочке» кто-то «клал синюю заплату на зеленое сукно». Синий, выходит, разновидность зеленого, темно-зеленый. Черное море — червоное, красное то есть. Цвета вина. На самом деле, все темные цвета можно было назвать черным, червоным. Негры в русском языке назывались «синцами», потому что «синий» — любой блестящий темный цвет. Кирзовые сапоги «черные», а резиновые — «синие». Луна тоже синяя. Поэетому море может быть однорвеменно «червным» и «синим». Синий и сивый, кстати, однокоренные слова с «сиянием». А «желтый» и «зеленый» происходят от того же корня *ghwel-, что и золото и зола(!). У плиния, как и у славян, белое вино — «зеленое».

Итак, в древности мы находим у славян красный, он же черный, белый, он же прозрачный, багряный и зеленый. Позже к ним добавляется желтый, отделившийся от зеленого. Синий, означавший блестящий темный, начинает обозначать свой цвет, но еще долго путается с зеленым. Голубой — серый, как серые голуби, начинает обозначать цвет вместе с ним. Оранжевый (от апельсина) и фиолетовый (от фиалки) заимствучтся только в 18 веке. Выходит, порядок опять соблюден.

Написать специально про славянские цвета? Это было бы интересно?

Edited at 2007-12-03 12:39 am (UTC)
(no subject) - justso123 - Dec. 3rd, 2007 10:25 pm (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Dec. 4th, 2007 04:38 am (UTC) - Expand
captainl
Dec. 3rd, 2007 02:25 am (UTC)
Ну, по поводу названий цветов до Хомского говорили еще Сепир с Уорфом.
Что касается совпадения очередности названий цветов, то мне это кажется очевидным. Странно было бы, если эта очередность НЕ совпадала. С первой парой все предельно ясно - это наличие или отсутствие света, совершенно базовое понятие, будет у всех. Красный появляется как цвет крови - слишком большую роль она играет, второе место вполне естественно. Зеленый - это растения, даже у эскимосов бывает лето. Но по сравнению с красным менее значимый. И так далее. Я подозреваю, что нижняя часть таблицы вполне может оказаться не очень обоснованной, притянутой за уши.
= Если я скажу «цвет листа березы», вы (если не художник) ведь запомните «зеленый», правда? = Не уверен. Я не знаю, что в общем случае запоминает человек - только собственно цвет или цвет и его словесное описание или только словесное описание.
fregimus
Dec. 3rd, 2007 02:49 am (UTC)
Ну, по поводу названий цветов до Хомского говорили еще Сепир с Уорфом.
А что Хомский говорил о цветах? Я не помню.

Я подозреваю, что нижняя часть таблицы вполне может оказаться не очень обоснованной, притянутой за уши.
Вы меня, честно говоря, пугаете. Эта таблица — сводный результат эксперимента. Почему Вы думаете, что результаты Рош — подтасовка?

Я не знаю, что в общем случае запоминает человек - только собственно цвет или цвет и его словесное описание или только словесное описание.
В общем случае человек запоминает все. :-) Согласен, это было безосновательное утверждение.
(no subject) - captainl - Dec. 4th, 2007 01:35 am (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Dec. 4th, 2007 04:27 am (UTC) - Expand
(no subject) - captainl - Dec. 5th, 2007 02:12 am (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Dec. 5th, 2007 07:56 am (UTC) - Expand
(no subject) - captainl - Dec. 5th, 2007 12:10 pm (UTC) - Expand
(no subject) - fregimus - Dec. 5th, 2007 06:55 pm (UTC) - Expand
(no subject) - captainl - Dec. 6th, 2007 02:59 am (UTC) - Expand
По поводу базовых цветов - yurvor - Jan. 6th, 2008 01:36 am (UTC) - Expand
продолжение - fregimus - Dec. 4th, 2007 04:28 am (UTC) - Expand
watertank
Dec. 18th, 2007 06:23 am (UTC)
Огромное спасибо. Надеюсь, Вы продолжите свое изложение.
fregimus
Dec. 20th, 2007 10:24 am (UTC)
Спасибо. Времени позволящу, продолжу, конечно.
yurvor
Jan. 6th, 2008 01:30 am (UTC)
Если позволите, по прошествии времени...
Откуда берётся жёлтый цвет в этих парах? Колбочек же всего три типа...

Не дадите ли ссылки, где Вы прочли про 4 типа нейронов в LGN? В Википедии пишут просто - "The function of the LGN is unknown. It has been shown that while the retina accomplishes spatial decorrelation through center surround inhibition, the LGN accomplishes temporal decorrelation. This spatial-temporal decorrelation makes for much more efficient coding. However, there is almost certainly much more going on." По поводу цветов ничего не пишут...
yurvor
Jan. 6th, 2008 02:08 am (UTC)
Дальнейшее исследование...
...этого вопроса навело на книжку The Visual Neurosciences
By Leo M. Chalupa, John Simon Werner http://books.google.com/books?id=AN-sdYjcyvAC&pg=PA1011&lpg=PA1013&dq=lgn+opponent+processing&source=web&ots=430-5Nvw2J&sig=m7s052FuoJnIXFeDwTOqcbPta4w#PPA1013,M1

где авторы, в частности, на с.1013 утверждают, что "Both of these discrepancies between LGN response characteristics and perception suggest that our basic color categorization reflects cortical rather than LGN level of processing."

P.S. Предыдущий вопрос по поводу 4 типов нейронов в LGN с нахождением этой книжки снимается :)
fregimus
Jan. 8th, 2008 08:48 pm (UTC)
Re: Дальнейшее исследование...
Простите меня, не мог ответить раньше. Данные у меня — из Диакона (№1 в списке лит.), а у него — из №7, De Valois, R., and De Valois, K. Neural Coding of Color. In E. Charterette and M. Friedmann, eds., Handbook of Perception, Vol. V: Seeing. New York: Academic Press.

Chalupa and Werner не авторы, а редакторы сборника. Статья написана тем же самым R. De Valois. Это крупнейший нейрофизиолог по части зрения. А название работы — De Valois, R. Neural Coding of Color. In Werner, J., Chalupa, L., еds. The Visual Neurosciences. Cambridge: MIT Press, 2003.

Получается, что у него новые данные есть (или новые мысли), которые объясняют бо́льшую крутизну пиков на статистике цветоразличения. Впрочем, мне кажется, это объяснимо сознанием, а не перцептивно-когнитивными механизмами в коре. Люди вообще склонны бинаризировать, так что тенденция разрешать «срединные», сомнительные цвета в сторону ближайшего языкового пика (график C из №7, на той же или след. стр. по Вашей ссылке — тот же график, рядом с графиком возбуждения оппозитных нейронов в LGN, который больше напоминает |sin x|). Описательно, меня совершенно не удивляет, что там более острые пики, но тут требуются экспериментальные данные обязательно, а то рассуждать-то, оказывается, как все любят! :-)
yurvor
Jan. 8th, 2008 09:35 pm (UTC)
Да, и...
"Если вам интересно — напишу на эту тему еще."

Конечно, пишите! Конечно, интересно! :)
5_yr
Feb. 10th, 2008 03:09 pm (UTC)
Есть знаменитый анекдот про тех же грузинов:

— Вано, я кэпка новый купыл.
— А какой цвет, Гоги?
— Бэлый, бэлый, аж синий!

Я сегодня начал читать ваш журнал. У вас очень интересные записи, спасибо большое. Буду постепенно продираться. )
i_eron
Mar. 6th, 2008 02:26 pm (UTC)
Очень интересно, спасибо. Я пришёл сюда через вашу "рекламу" в ru_etymology, теперь буду читать.

Две копейки о предположении, что "правильные цвета", обобщённые языковые категории цвета имеют физиологическую основу и должны быть похожи на разных языках. Извините, если я неточно формулирую, я понимаю в спектрах, а не в языках. Красный цвет особенный не только из-за того, что это цвет крови (у крови могут быть весьма разные оттенки). Если двигаться в красную сторону спектра, чувствительность синих и зелёных колбочек в глазу падает, и с некоторого момента на свет реагируют только красные колбочки. Так что, если продолжать двигаться в красную сторону, свет не будет выглядеть более красным. Будет изменятся только яркость, а не оттенок красного. Поетому, мне кажется, понятие "правильный красный" имеет чёткий физиологический смысл. Ни синий, ни зелёный цвет не могут быть "очищены" от одновременной реакции других колбочек. Поэтому трудно сказать, какой именно оттенок синего или зелёного самый "настоящий". Тем более это трудно для цветов вроде оранжевого или шоколадного, для которых оттенки определяются малыми отклонениями в отношениях трёх цветовых сигналов. Мне кажется, что цветовые абстракции для цветов кроме красного должны быть основаны на распространённых цветах (неба, травы и так далее), не на физиологии восприятия цвета. Поэтому можно ожидать что разные оттенки будут "настоящим зелёным" для разных людей. Для меня "правильный" жёлтый - это густой яичный оттенок. Я встречал людей, для которых "правильный" жёлтый - лимонный, или даже такой, который я назову зеленовато-жёлтым. Один из них даже назвал мой жёлтый оранжевым. Вина здесь явно на воспитательницах в детском саду, а не на разнице в колбочках и нервах.

Вы пишете "Совпадение между рис. A, B и C очевидно." Наоборот, очевидна разница! Например, жёлтый пик в А - на 590нм, а в B - на 570нм. B жёлтой области разница в 5нм видна очень хорошо, а 570нм и 590нм - совсем разные цвета.
fregimus
Mar. 7th, 2008 12:04 pm (UTC)
Я не уверен, что совсем точно Вас понимаю. Давайте попробуем уточнить. Вы видите, что что-то неправильно в этом объяснении, но я не могу понять, что именно Вам кажется неправильным. Формулируете Вы все правильно, не сомневайтесь.

Красный цвет особенный не только из-за того, что это цвет крови
Нет, конечно. Никаких фантазий на тему почему красный цвет называется в любом языке, мы не строим. Это, думаю, из комментариев. Любое предположение тут будет очень тяжело подтвердить.

Так что, если продолжать двигаться в красную сторону, свет не будет выглядеть более красным… Поетому, мне кажется, понятие "правильный красный" имеет чёткий физиологический смысл. Ни синий, ни зелёный цвет не могут быть "очищены" от одновременной реакции других колбочек.
С одной стороны, это так. Здесь можно только сопоставлять ответы, данные от собственного восприятия большой выборки людей. Тут скорее качественная статистика, чем объяснение: люди разных культур называют самым зеленым очень близкие цвета.

С другой стороны, в LGN происходит дискриминитующая активность. Мы можем сказать, что физиологический зеленый находится в максимуме этой активности, так ведь?

Поэтому можно ожидать что разные оттенки будут "настоящим зелёным" для разных людей.
Да, и именно то и удивительно, что эксперимент показывает, что, против такого ожидания, «настоящий зеленый» оказывается очень близким для людей различных культур. Ведь эти графики возникли не из философских расуждений, а из экспериментов.

Для меня "правильный" жёлтый - это густой яичный оттенок. Я встречал людей, для которых "правильный" жёлтый - лимонный, или даже такой, который я назову зеленовато-жёлтым. Один из них даже назвал мой жёлтый оранжевым.
Ну да, это тоже по графикам заметно. Ширина у них значительная.

жёлтый пик в А - на 590нм, а в B - на 570нм.
Мне это тоже не нравится, но это в пределах погрешности. Посмотрите в комментариях http://fregimus.livejournal.com/7255.html?thread=51543#t51543 ссылку на новую работу Де Валуа, он там пытается дать объяснение этому. У меня есть свое, но Де Валуа намного авторитетнее, поэтому лучше верить ему, чем мне. :-)

Edited at 2008-03-07 12:05 pm (UTC)
(no subject) - i_eron - Mar. 19th, 2008 04:56 pm (UTC) - Expand
medushka
Mar. 18th, 2008 10:59 am (UTC)
схемотехника
Как я понимаю, мозг у всех людей задействуется в приблизительно равных объемах. Пожалуй, соглашусь с тем, что язык не менее хитрое следствие физиологического развития человеческой особи, развившееся дополнительно к вербальному общению. Человек - существо социальное, посему важно не столько значение слова как понятия (определения понятий более принято в академической среде, нежели бытовом общении), а важен контекст. Контекст как набор узнаваемых образов. Как и все в материальном мире языковое общение имеет энергетическую природу. Вы не задумывались о том, что Вавилонское столпотворение - это явление энергетической природы, повлиявшее на понятийно-языковой аппарат людей? Иначе зачем дана была притча о внезапном отсутствии понимания друг друга? Конечно, белый свет как символ универсального языка существует. Понимать язык животных, растений, камней, всего живого... Пока мы можем сказать, что это переживание, состояние. И вопрос КАК это технически работает (описание формулами) далек от ответа как далек пока сам человек от таких состояний. Описать (объяснить) мозг способен все что угодно....
fregimus
Mar. 18th, 2008 04:36 pm (UTC)
Re: схемотехника
Пожалуй, соглашусь с тем, что язык не менее хитрое следствие физиологического развития человеческой особи, развившееся дополнительно к вербальному общению.
Не понял Вас. Как так — язык в дополнение к общению словами?

Человек - существо социальное, посему важно не столько значение слова как понятия (определения понятий более принято в академической среде, нежели бытовом общении), а важен контекст. Контекст как набор узнаваемых образов.
Контекст чего именно? И для чего он важен? Мы вот в «академической среде» полагаем, что контекст важен для понимания смысла передачи, и для отдельных слов, и для предложений в целом. В моем понимании, следовательно, контекст не может быть важен сам по себе.

Как и все в материальном мире языковое общение имеет энергетическую природу.
Я бы скорее вспомнил из школьной физики энтропию, а не энергию :-)

Вы не задумывались о том, что Вавилонское столпотворение - это явление энергетической природы, повлиявшее на понятийно-языковой аппарат людей? Иначе зачем дана была притча о внезапном отсутствии понимания друг друга?
Не понял Вашей аллегории, честно говоря, простите дурака. Это ведь аллегория, я правильно понимаю — вы упоминали язык как физиологически образовавшийся, следовательно, в реальность Ваеилонского столпотворения нв верите, правильно?

Конечно, белый свет как символ универсального языка существует. Понимать язык животных, растений, камней, всего живого... Пока мы можем сказать, что это переживание, состояние. И вопрос КАК это технически работает (описание формулами) далек от ответа как далек пока сам человек от таких состояний.
Простите меня, здесь я теряю нить. Ничего не понял. Слишком много метафор, боюсь, они для меня ничего не обозначают.

Описать (объяснить) мозг способен все что угодно....
Я бы тут говорил об интеллекте. Говорить «мозг» тут слишком широко. Мозг ведь управляет еще и сердцебиением и перистальтикой кишечника. «Объяснялка» в мозгу — это как раз совершенно недавнее приобретение, по эволюционной шкале времени.
Re: схемотехника - medushka - Mar. 18th, 2008 09:10 pm (UTC) - Expand
Re: схемотехника - fregimus - Mar. 18th, 2008 11:17 pm (UTC) - Expand
( 33 comments — Leave a comment )