L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Categories:

Советская цензура

opentextnn.ru — отличный проект. Цитаты из текстов ниже нагуголиваются только там: это не перепечатки, а действительно полноценная архивная работа.

1922. 6 июня. Положения о Главном Управлении по делам литературы и издательства (Главлит)

2. На Главное Управление по делам литературы и издательства и его местные органы возлагается:
а) предварительный просмотр всех предназначенных к опубликованию или распространению произведений, как рукописных, так и печатных, изданий периодических и непериодических, снимков, рисунков, карт и т.п.;
б) выдача разрешений на право издания отдельных произведений, а равно органов печати периодических и непериодических;
в) составление списков произведений печати, запрещённых к продаже и распространению;
г) издание правил, распоряжений и инструкций по делам печати, обязательных для всех органов печати, издательств, типографий, библиотек и книжных магазинов.
3. Главное Управление по делам литературы и издательства и его органы воспрещают издание и распространение произведений:
а) содержащих агитацию против советской власти,
б) разглашающих военные тайны Республики,
в) возбуждающих общественное мнение путем сообщения ложных сведений,
г) возбуждающих националистический и религиозный фанатизм,
д) носящих порнографический характер.

Дианов С.А. Организационное строительство местных органов Главлита на Урале

I. На право напечатания и распространения.
а) с рукописи по 1 рубл. 50 зол. рубл. с печатного листа / 40 000 букв, считая не полный лист за полный.
б) с отдельно издаваемых рисунков, карт и вообще всяких изображений по 0,10 з.р. с рисунка или изображения.
в) с плакатов, афиш и листовок по 0,50 з.р…

Уже 14 апреля 1923 г. Уралоблит направил в адрес заведующих УОНО циркулярное распоряжение, в котором разъяснялось, что «цензорская работа, являющаяся средством противодействия влиянию чуждой пролетарскому классу идеологии, приняла особенно важное значение во времена НЭП, а потому кроме сосредоточения на ней внимания необходима строгая отчетность и своевременная информация» (40). Отмечая слабую цензурную работу большинства заведующих УОНО, Уралоблит предписывал последним «изжить» указанные недостатки и представлять отчеты в трех экземплярах не позднее 3 числа каждого месяца. В заключение Уралоблит предупреждал уездных цензоров, что в случае неисполнения обозначенных требований виновные будут в установленном порядке привлекаться к уголовной ответственности по статье 108 УК РСФСР. Данная статья квалифицировала такое преступление, как халатное отношение к службе, т. е. невнимательное, небрежное или явно недобросовестное отношение к возложенным по службе обязанностям. Санкция статьи предусматривала наказание до 1 года лишения свободы…

Еще одно мероприятие по улучшению качества цензурной работы в районах Уралобллит наметил в директивном письме № 664 от 20 декабря 1933 г. «О подготовке к XVII партсъезду по линии органов советской цензуры и организации красной доски им «XVII-го Съезда»» (95). В данном документе объявлялось о создании в стенах Уралобллита места почета – «Красная доска им «XVII-го Съезда», куда могли попасть только «отличники» цензурной работы. Первыми счастливчиками стали те цензоры, которые в период с июля 1933 по январь 1934 г. не допустили в районной печати ни одного «прорыва», т. е. рассекречивания гостайны. Впоследствии предполагалось заносить на доску почета райлиты, выполнившие на 100% свой производственный план…

«В газете «Челябинский рабочий» № 268 от 21.II. 1937 в резолюции Областного съезда Советов допущена грубая политическая опечатка. Напечатано: «Достигнутые за 19 лет под куроводством (вместо «под руководством») партии Ленина-Сталина». Обллит передал дело в НКВД» (124)…

…Подведем итог. В 1920-е гг. полномочия по цензурному контролю представляли собой крайне непрестижную «обязанность». Под аббревиатурой «улит» и «окрлит» цензурную деятельность осуществляли по совместительству работники местных ОНО. Их труд не подлежал оплате, вследствие чего борьба с «накипью НЭПа» была для них, скорее всего, обузой. Подобная ситуация имела место вплоть до начала 1930-х гг. В 1930-е гг. низовую ячейку аппарата уральской цензуры занял «райлит». В отличие от своих предшественников в рядах райлита оказались не только работники системы образования, но и представители самых разных профессий: от заведующего парткабинетом и музеем до служащего химического предприятия. Главным критерием являлось их членство в партии. С середины 1930-х гг. Райлиты стали получать стабильную заработную плату, появилась возможность пользоваться некоторыми привилегиями номенклатурных работников. К началу 1940-х гг. эта должность давала возможность продвинуться по карьерной лестнице. Из «кабальной» должности пост цензора стал перспективным местом для честолюбивых людей.
Tags: history
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments