L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Э. И. Колчинский об истории лысенковщины и около

Э. И. Колчинский. Установление контроля над научным сообществом как необходимое условие контроля над информацией.

Развитие любой науки невозможно без свободного доступа к работам коллег, выполняемых с различных теоретических и методических позиций. Эта очевидная истина тем не менее была забыта в тоталитарных государствах XX века, которые тратили огромные средства на создание и развитие псевдонаучных концепций в естествознании. Расовая гигиена, евгеника, арийская антропология в Германии и агробиология в СССР — классические образцы таких концепций, когда возведение в ранг веры отдельных фрагментов знания в конечном счете означало превращение науки в ее полную противоположность. Их длительное процветание в обеих странах стало возможным благодаря жесткому контролю за информацией, способной породить сомнения в истинности тех или иных идеологизированных постулатов, провозглашенных в качестве научных истин.

Беспрецедентные ограничения на доступ к специальной литературе были установлены в 40-х — начале 50-х гг. в Советском Союзе, где оказались под запретом целые отрасли биологии и, соответственно, вся информация о зарубежных работах в этих отраслях автоматически поступала в спецхран. Внимательно следили за тем, чтобы к читателю ненароком не попали статьи и книги, содержащие критические высказывания по отношению к официально одобренной мичуринской биологии. Редакторы должны были в обязательном порядке вписывать в работы по биологии слова о грандиозных успехах творцов агробиологии…

История естествознания не знает столь грандиозных и дорогостоящих усилий для сокрытия от научного сообщества великой страны правды о современном состоянии науки. Это породило обширную литературу по истории лысенкоизма, в которой биологическое сообщество представлено как жертва лысенковщины, порожденной всецело сталинским режимом. Это отчасти верно, но причины тотального контроля над биологическими исследованиями не объясняются только пристрастиями и вкусами руководителей партии и государства. Ведь окончательно диктат над биологической информацией со стороны государства был установлен только в 1948 году, когда в стране уже почти двадцать лет существовала сталинская диктатура. Остается непонятным, как в условиях жесточайшего репрессивного режима потребовалось более трех десятилетий для установления, и то лишь на несколько лет, господства в СССР «мичуринской биологии».

Такой долгий путь к тотальному контролю над информацией в целой, отрасли естествознания показывает, что трагическую историю советской биологии нельзя объяснять лишь политикой руководителей партии и государства. Не столько политическое руководство, сколько профессиональные биологи были инициаторами идеологизации отдельных дисциплин…

В 1923 г. возникло Общество воинствующих материалистов, а в 1927 г. было объявлено о создании Общества материалистических друзей гегелевской диалектики…

…возглавивший биологию в Комакадемии после краха деборинцев Б. П. Токин, критикуя прежнее руководство за отрыв теории от практики… уже готов был к борьбе с генетиками и прежде всего со школой Н. И. Вавилова. Но не успел Токин разобраться с «механистическими материалистами и мсньшевиствующими идеалистами» в Биологическом научно-исследовательском институте Комакадемии, как автор концепции «живого вещества», старая большевичка О. Б. Лепешинская обратилась в КПК ВКП(б) с предложением назначить следствие по его делу. В архивах можно встретить немало документов о том, что и будущие непреклонные борцы с лысенкоизмом не брезговали по своей инициативе использовать марксизм для осуждения своих научных противников…∎

Добротный обзор крупными мазками, на архивном материале; чтиво, несомненно, преинтересное.
Tags: history
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments