L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Эразм — д-ру Френсису. Декабрь 1524 г.

Сперва klausnick нашел английский перевод этого письма, а затем нам вместе удалось отыскать латинский оригинал в оксфордской редакции Аллена 1924 г. Перевод на русский ниже — мой с латинского текста.

Я слегка подправил пунктуацию и привел орфографию к классической американского извода (L&S) в части, касающейся букв u и v, для удобства чтения. Замены u/v не обозначены; прочие правки обозначены фигурными скобками.



Opus epistolarum Des. Erasmi Roterodami / denuo recogn. et auctum per P. S. Allen. Tome V. Oxford Univ. Pr., 1924. p 612.

1532. To John Francis.

Opus Epistolarimi p. 861.

N. p. 822 : Lond. xxii. 12 : LB. App. 432.

< Basle. c. 27 December 1524? >

[Only a conjectural date is possible. The points of resemblance to Epp. 1489, 1514 suggest this period. September is excluded. because the large packet carried to England then by Livinus Algoet contained a letter to Wolsey (cf. I. 40). This letter was therefore perhaps written somewhat later than Ep. 1489, and sent with Ep. 1531.

John Francis was an old friend of Erasmus; cf. Ep. 1138. 19-20. He was one of the founders of the CoIIege of Physicians in 1518 (Brewer ii. 4450) ; and appears in its Roll (ed. W. Munk, 1878, i. 22) as ‘consiliarius’ in 1523. He attended Urswick in 1520 (Brewer iii. 1103) ; and in 1526 was in WoIsey's household as physician (Brewer iv. 1938, 2256, 2397, 2410). I can find nothing of him later than the mention in Ep. 1745. He was perhaps one of the sureties for the Florentine, Pietro Torregiano, when the latter was contracting to build a tomb for Henry VIII and Katharine of Aragon (Brewer iii. 7).]

ERAS. FRANCISCO, CARD. EBOR. MEDICO, S.

frequenter et admirari et dolere soleo, qui fiat ut Britannia tot iam annis assidua pestilentia vexetur, praesertim sudore letali, quod malum p{а}ene videtur habere peculiare. legimus civitatem a diutina pestilentia liberatam, consilio philosophi mutatis aedificiis. aut me fallit animus, aut simili ratione liberari possit Anglia.

primum quam coeli partem spectent fenestrae ostiave, nihil habent pensi: deinde sic fere constructa sunt conclavia, ut nequaquam sint perflabilia, quod in primis admonet Galenus. tum magnam parietis partem habent vitreis tessellis pellucidam, quae sic aclmittunt lumen ut ventos excludant, et tamen per rimulas admittunt auram illam colatam, aliquanto pestilentiorem, ibi diu quiescentem. tum sola fere strata sunt argilla, tum scyrpis palustribus, qui subinde sic renovantur, ut fundamentum maneat aliquoties annos viginti, sub se fovens sputa, vomitus, mictum canum et hominum, proiectam cervisiam et piscium reliquias, aliasque sordes non nominandas. hinc mutato coelo vapor quidam exhalatur, mea sententia minime salubris humano corpori.

adde quod Anglia non solum undique circumfusa est mari, verumetiam multis in locis palustris est salsisque fiuminibus intersecta; ne quid dicam interim de salsamentis, quibus vulgus mirum in modum delectatur. confiderem insulam fore multo salubriorem si scyrporum usus tolleretur; tum si sic extruerentur cubicula ut duobus aut tribus lateribus paterent coelo; fenestris omnibus vitreis ita confectis ut totae possint aperiri, totae claudi, et sic claudi ut non pateat per hiantes rimas aditus ventis noxiis. siquidem ut aliquando salutiferum est admittere coelum, ita nonnunquam salutiferum est excludere. ridet vulgus si quis offendatur coelo nubiloso. ego et ante annos triginta, si fuissem ingressus cubiculum in quo mensibus aliquot nemo versatus esset, ilico incipiebam febricitari. conferret huc, si vulgo parcior victus persuaderi posset, ac salsamentorum moderatior usus. tum si publica cura demandaretur aedilibus ut viae mundiores essent a coeno mictuque. curarentur et ea quae civitati vicina sint.

scio ridebis o{t}ium meum, qui ius de rebus sollicitus sim. faveo regioni quae mihi tam diu praebuit hospitium; et in qua libens finirem quod superest aevi, si liceat. non dubito quin tu haec pro tua prudentia rectius no{ve}ris; libuit tamen admonere, ut, si meum iudicium cum tuo consentit, haec viris principibus persuadeas. haec enim olim regum cura consuevit esse.

scripsissem perlibenter Reveren. D. Card.; sed nec o{t}ium erat nec argumentum, nec ignoro quibus ille nego{t}iis distringatur. bene vale, vir humaniss.; cui debeo plurimum.



Эразм д-ру Джону Френсису, придворному медику кардинала Вулси, архиепископа Йоркского. Базель, 27 декабря 1524 г.

Часто задумываюсь — с удивлением и сожалением — как так вышло, что Британию год за годом поражают эпидемии, в особенности потная болезнь, которая, по-видимому, практически нигде больше и не встречается. Обратимся к описанному случаю некоего города, избавленного от непрестанного мора мудрецом, посоветовавшим перестроить здания определенным образом. Не ошибусь, если скажу, что и Англию можно избавить от болезней тем же способом.

Прежде всего, они как будто безразличны к тому, как ориентированы по сторонам света окна и двери. Затем, они отнюдь не строят помещения таким образом, чтобы они продувались воздухом — а ведь Гален полагал это наиболее важным. Далее, большей частью остекляют проемы множеством небольших панелей, не пропускающих ветра, так что воздух просачивается только через щели в них, застаивается и делается нездоровым. Следующее, полы выкладываются слоем каолина, а поверх — камышом; камыш, бывает, подновляется, но так, что слои поглубже лежат добрых двадцать лет, покрывая собою плевки, рвоту, собачью и человечью мочу, пивные опивки, рыбные объедки и прочую грязь, которую не буду и называть. От всего этого поднимаются испарения, которые, как мне видится, для человека не здоровы.

Добавь к тому же, что Англия не только окружена со всех сторон морем, но и болотиста и полна солоноватых речек, не говоря уж об изобилии соленой рыбы, которую простой народ непостижимым образом почитает за лакомство. Так вот, я полагаю, что остров был бы намного более здоровым, если бы камышовыми полами пользоваться прекратили, а окна строили на двух или трех сторонах комнаты, и делали их полностью открывающимися, а закрывающимися без щелей, чтобы не допускать наружный воздух, когда он делается вреден; как здоро́во иногда проветривать, так же здоро́во в иных случаях наружный воздух не впускать¹. Народ посмеивается над человеком, сетующим на дурную погоду; но я, в последние тридцать лет, оказавшись в нежилом несколько месяцев помещении, тут же заболевал лихорадкой. Было бы к тому же полезно убеждать народ по возможности употреблять меньше соленой рыбы, а также чтобы городская администрация учредила службу по очистке улиц от грязи и мочи, и не только в городе, но и в пригородах.

Знаю, что посмеешься над моим бездельем, коль скоро я придаю значение подобным вещам. Но мне дорога эта страна, которая столь долго была ко мне гостеприимна, и в которой я предпочел бы дожить остаток дней, будь это возможно². Несомненно, ты лучше меня знаешь, но мне приятно просить тебя, чтобы ты, ежели с моим суждением согласен, постарался убедить во всем этом власти предержащие. В конце концов, эти вопросы всегда были царскими заботами.

Написал бы Его Высокопреосвященству с великим удовольствием, но не было ни времени, ни аргументов, да и не хотел отрывать его от дел. Будь здоров, мой добрейший. Премногим тебе обязан.

______________________________
1. Улицы, как вы понимаете, покрыты тем же самым, чем пол под камышовыми циновками, только еще грязнее, и потому в безветренную погоду от проветривания комнаты лучше воздержаться.
2. Эразм скрывается от Лютера и протестанской революции в католическом Базиле.
Tags: history, latin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 25 comments