?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Разуться, лицом к стене, раздвинуть ноги на ширину плеч, руки за голову!

С тех пор, как перед полетом был учрежден обыск, я не летал на самолетах. Дважды пересекал страну на машине — на это уходит пять дней, если особо не торопиться. А вот на самолете — не могу. Противно.

Это нерациональное решение. Почему обыск — это плохо? Ведь хорошо же, если задуматься, безопаснее. Еще неплохо бы организовать обыск на поезде, при входе в супермаркет, на работе, да и вообще при выходе на улицу. Улицы станут намного безопаснее, в конце концов! А все равно — противно.

Скажите мне, почему я считаю эту процедуру недопустимо унизительной?

Или давайте вот такую модельную ситуацию построим. Предположим, что в некоей воображаемой Швейцарии в тюрьме все происходит в соответствии с законом: подъем, отбой, кормежка, библиотека, спортзал, никаких паханов и прочих неуставных отношений. Я не знаю, так ли это в настоящей Швейцарии — ни в Штатах, ни в России это, к сожалению, не так. Допускаются встречи со свободными людьми, хотя и ограниченно, конечно. В тюрьме вы сможете спокойно работать, например, в библиотеке, никто мешать не будет. Кормить будут, да и медицина, опять же; заботиться о насущном не надо.

Предположим также, что вы совершили некое преступление, за которое вы получите пожизненное заключение в этой тюрьме. У вас есть выбор: вы можете прямо сейчас уехать из воображаемой Швейцарии и избежать заключения, или остаться и сесть. Как вы поступите?

Уверен, что большинство выберет свободу. А почему?

Comments

fat_crocodile
Jun. 26th, 2011 08:34 pm (UTC)
Как же они без автоматчиков-то. А вдруг я начну отстреливаться.

Не знаю, на самом деле. Тут надо попробовать :)

Стороны есть две. С одной стороны -- ощущение полной беззащитности. Я в их руках, мне не дёрнуться, подозрительные движения истолковываются против меня, если что-то не так меня могут внезапно скрутить и потащить в камеру как особо опасного. То есть, пусть даже по действующим нормам не могут. Но у меня будет именно такое ощущение: волей обстоятельств я добровольно отдаю себя в не очень-то дружественные руки.

С другой стороны, нет лучше повода поработать над смирением и чувством собственной важности. В этой ситуации моя беспомощность зрима и очевидна. Но и в любой другой она никуда не девается. Кирпич (метеорит, дерево, потолок, камень) может упасть в любой момент. Инсульт может наступить в любой момент. Всё это может случиться не только со мной, но и с моими близкими -- в любой момент. На этом фоне, ну, подумаешь, кто-то меня вежливо прощупал.