L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Category:

Священный и нечистый

Латинские слово sacer, к которому восходит русское заимствование «сакральный», имеет два значения, на первый взгляд будто противоположных. Первое значение — «священный, посвященный божеству»: quicquid destinatum est diis, sacrum vocatur (Macr. S. 3, 7). В этом нет ничего неожиданного, но второе значение удивительно: «проклятый, нечистый»: cum cetera sacra violari nefas sit, hominem sacrum ius fuerit occidi (ibid.); в переносном смысле «плохой, гадкий»: ego sum malus, еgo sum sacer, scelestus (Plaut. Bacch. 4, 6, 14).

Этимология этого слова затруднена. Оно родственно слову sanus, «крепкий (телом, здоровьем, умом)», и оба они восходят к старолатинскому saceres, в свою очередь родственному оскскому sakrim и умбрийскому sacra, но точного понимания их значений нет; Такер в этимологическом слваре (Tucker, 1976) говорит о значении «обязывать, скреплять», но это, скорее, не очень убедительно.

Разгадку этого кажущегося парадокса приводит М. Дуглас в монографии Purity and Danger (Douglas 1966). В нашей культуре «священное» и «нечистое» разведено, и «нечистое» вытеснено практически в область мирского. Это разделение, однако, не было изначальным. В древних, примитивных культурах сакральность, табу одинаково относится к тому, что мы назовем и «священным», и «нечистым»: и то, и другое объединяет их отделенность от мирского.
…основное различие между примитивным табу и примитивной святостью сводится к различию между добрыми и злыми божествами. Отделение святилища, священных вещей и людей от мирских, обычно имеющееся в культах, основывается на страхе злых духов. Именно разделение является принципиальной идеей и в том, и в другом контексте, только мотив различен — и даже не особо и различен, поскольку дружественных богов тоже следует опасаться.
Здесь же она приводит цитату из Фрезера (Frazer 1912, p.23), касающуюся отношения древний сирийцев к свиньям, которую я здесь приведу более развернуто:
Несомненно, свинья была у сирийцев священным (sacred) животным . В великом религиозном метрополисе Иераполисе на Евфрате свиньи не приносились в жертву и не употреблялись в пищу, и человек, дотронувшийся до свиньи, почитался нечистым до конца дня. Одни объясняли это тем, что свиньи нечистые, другие же тем, что они священные [Lucian, De dea Syria, 54]. Это различие мнений указывает на неопределенность религиозной мысли, в которой идеи святости и нечистоты еще не получили строгого разделения, сливаясь в некоем нечетком единстве, которое мы называем табу… Отношение евреев к свинье столь же двойственно, как и сирийское. Греки не могли понять, почитают ли евреи свинью священной или питают к ней отвращение [Plutarch, Quest. conviv., iv, 5].
И в самом деле, подтверждение священного статуса свиньи у древних израильтян мы можем обнаружить в книге Исайи, где говорится о жертвенных свиньях : «…простирал Я руки Мои к народу непокорному, ходившему путем недобрым, по своим помышлениям, — к народу, который постоянно оскорбляет Меня в лице, приносит жертвы в рощах… ест свиное мясо, и мерзкое варево в сосудах у него» (65, 2—4); «Те, которые освящают и очищают себя в рощах, один за другим, едят свиное мясо и мерзость и мышей, — все погибнут, говорит Господь» (66, 17).

Понимая это, мы теперь воспримем следующую мысль Элиаде (Eliade, 1958 Patterns, p.14) уже не как парадоксальную:
Двусмысленность священного не только психологического порядка (так что она и притягает, и отталкивает), но и ценностного: священное одновременно и «сакрально», и «нечисто».
Итак, кажущееся странным соединение в слове sacer понятий сакрального и нечистого восходит к древности, где эти понятия и в самом деле не разделялись. Дуглас приводит еще один пример подобного корня: к-д-ш в древнем иврите. В канонических переводах Ветхого завета kadosh переводится как «святой»: «Итак будьте святы, потому что Я свят» (Левит 11, 47 в Синодальном переводе). Однако, корень к-д-ш восходит к идее разделения, и монс. Р. Нокс переводит это же место иначе: «Я отделен, и вы должны быть отделены подобно Мне». А Элиаде говорит о подобной латинскому sacer двузначности в греческом ἅγιος, а также в древнем семитском мире (о чем мы уже говорили выше) и Египте.
Tags: latin, linguistics, scipop
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 47 comments