?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

quis tibi modus pavi mavi petendi? nonne vidis nos cibum capere?

Скажите, а кто-нибудь учил латинскому или греческому через русскую идиоматику? Есть ли учебники, построенные таким образом? Ср., напр., Abbott E. A. (1873). Latin prose through English idiom, хоть это и очень консервативный шаг в том направлении, в каком я думаю.

Поясню. Многие конструкции в латинском и русском попросту параллельны. Например, использование падежей совпадает в чрезвычайно многих случаях; кроме очевидных именительного, родительного и винительного, можно выделить параллели в между творительным и аблативом, и так далее.

Глагол «бояться» — депонент.

«Обернулся» и vertitur оба в медиопассиве. В русском «обернуться» можно еще возвратным считать.

В случае противопоставления конструкций очень эффективным устройством для запоминания иноязычной идиомы было бы построение несуществующих русских конструкций. Такие конструкции легко запоминаются именно в силу своей неожиданности, если они, конечно, не чрезмерно вычурны. К примеру, легко запомнить притяжательное использование латинского дательного на таком примере: «есть мне на родине отец и мать».

Подобную игру с языком можно продолжать и продолжать. Невозможно не сопоставить глагольные окончания в русском и латинском. Пусть пуристы меня поколотят, но, опять же, я могу продвинуться еще на один шаг: незабываем ряд «я аудию, ты аудишь, он аудит, мы аудим+ус, вы аудите, они аудиюнт». Последнее говорится в нос, как в древнерусском. Зато весело.

Встречалось вам что-нибудь подобное? Ну, и в какой степени эта идея вообще не безумна?

Tags:

Comments

tomcatkins
Oct. 15th, 2011 04:52 pm (UTC)
По-моему, компаративистика исключительно такими вещами и занимается. То есть сидят взрослые люди и такие - "Видют - видюнт. Ыыыы! Праязык!!" :)

Из русских учебников элементы такого подхода мы встречаем в Попове-Шендяпине, Дерюгине-Лукьянове (тонкий саратовский учебник для филологов-славистов под редакцией Боровского), .
также в Ярхо-Лободе и новейшей Файер-Наумове. Везде, впрочем, только в теоретической части; практическая всегда про другое. Но граждане даже аблативу-абсолюту нашли аналоги в русской литературе, с дательным в роли собственно аблатива.

Также есть учебные издания некоторых текстов на английском, в которых помимо надстрочного перевода отдельных слов и подробного морфологического и синтаксического разбора со ссылками на параграфы грамматик приведен полный параллельный текст на английском, и в этом переводе по максимуму достаны из закромов обороты, конструкции и лексика, сходные с латинскими. Макларди так разбирал Цицерона, а еще есть такие первая книга de bello gallico и первая же книга Энеиды.

Что я применяю для себя и своего нынешнего "ученика" (в кавычках потому что языка не знаю толком сам):

- при подстрочном переводе акцентирую внимание на общих и близких моментах в ущерб округлости собственно перевода. Если есть малейшее семантическое пересечение, настаиваю именно на нем. Например, в "ille mi par esse deo videtur" я настаиваю на именно "видится". Хотя "кажется" в этом плане еще интереснее; такой корень, который на первый взгляд одновременно про визуальную информацию и про речь;

- новые глаголы, образованные присоединением приставки, рассматриваю на предмет наличия русской кальки или параллельно сформировавшегося аналога - и почти всегда нахожу. Ученик, кстати, почему-то не всегда этому рад. Не проникся пока пафосом индоевропейского единства;

- ablativus absolutus, acc.c.inf, герундивы и герундии стараюсь прыгнуть через хвост и перевести близко к тексту;

- максимально порядок слов латинский сохранить стараюсь;

- когда глагол управляет каким-то "не тем" падежом, то когда учишь язык именно через перевод, это бывает иногда очень контр-интуитивно. Чтобы с этим примириться и принять это, лучше всего найти экзотический пример в русском. Ну типа "бороть врага", "смерть легавым от ножа" и т.д.

Если же не выходит, можно искать синоним или ситуативно близкий глагол, который управляет тем же падежом, что латинский. Иногда бросаю, так и не найдя, но благодаря этой работе языковой факт все равно запоминается. Особенно эффективно для глаголов, описывающих общение и эмоции.

Так, прочтя приведенное выше "помогать друга", я сразу подумал, что это как "еду бабу выручать". Еду друга помогать.

- то же для разного рода экзотических явлений. Пример: комментарий утверждает, что в "aspera nigris aequora ventis emirabitur insolens" nigris относится к ventis, но описывает aequora. В том смысле, что черные-то, конечно, моря, но почернели они из-за ветров, которые цвета иметь не могут. Некоторое время не мог это всосать, потом всосал. Попутно вспомнил пример, имеющий хождение и в русском: желтая лихорадка;

- родственные суффиксы и окончания флексий я часто отмечаю, но не фиксируюсь на них. Вообще я полагаюсь на пассивное усвоение такого рода материала и специально не заучиваю. Но, бесспорно, там где совпадает - запоминается быстрее. Очень радовался, что по-шведски "по-шведски" будет "på svenska", а "по-русски" - "på russka".

- с другой стороны, идентичные словоформы в разных, претерпевшие фонетические сдвиги я раньше отслеживал только интуитивно, и думал, что этого достаточно. Потом оказалось, что если это делать сознательно и знать, что искать, эффективность повышается - особенно если это два языка-современника и сдвиги шли параллельно и в разные стороны.

Так, дистанция от шведского до английского лично мне позволяет усваивать шведские парадигмы и лексику через просмотр знакомого кина на английском с шведскими титрами, то с немецким такой номер уже не прошел. Также и румынский - там все уехало в контринтуитивную довольно сторону, без сознательного усилия трудно опираться на старые знания.

Я ушел от темы, но, вернувшись к ней, скажу, что было бы очень интересно увидеть учебник или учебничек, написанный в описанном вами духе. Даже, возможно, поучаствовал бы как-то в разработке.
fregimus
Oct. 15th, 2011 05:42 pm (UTC)
Спасибо, просто замечательные наблюдения!