L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Category:

Парадигма науки: вопросы как и почему

Если нечто крякает как утка, ходит как утка и плавает как утка, то это — научная модель утки.

Питер Норвиг, известный специалист в области ИИ, автор самого популярного учебника по специальности и директор целого исследовательского института «Гугола», отвечает Хомскому, высказавшемуся в том ключе, что статистические модели языка достигли определенных успехов, но эти успехи можно считать инженерными, но никак не научными. Нужно сказать, что обе стороны изрядно хватают через край. Хомский отказывает в полезности изучению performance, полагая единственным значимым объектом изучения competence (кстати, скажите мне, как переводятся эти термины на русский). Норвиг утверждает, что инженерный и денежный успех статистических моделей является индикатором (хотя, оговаривается, и не доказательством) их научной верности. Приводя лингвистические примеры, Норвиг допускает ошибки и неточности, в паре мест производит некорректные и неприятные выпады ниже пояса; в целом, однако, дискуссия выходит любопытная.

Интересно, с каким ядом Норвиг сравнивает Хомского с телепроповедником О'Рейли в вопросе о том, должна ли наука отвечать на вопрос «почему»:
[телепроповедник О'Рейли высказался о том, что причина приливов и отливов неизвестна], и привел это как аргумент за существование бога. О'Рейли был высмеян противниками за то, что он не знал, что приливные явления… объясняются гравитационным взаимодействием Земли, Солнца и Луны… О'Рейли также не знает ни о существовании Фобоса и Деймоса, ни о том, что Марс и Венера обращаются вокруг Солнца, ни о том, что у Венеры нет спутников оттого, что в такой близости от Солнца нет места для стабильной орбиты спутника. Но для него не имеет значения, что противники думают о его астрономической безграмотности, поскольку его сторонники полагают, что он задает правильный вопрос: почему. Его не интересует, как работают приливы, он требует ответа, почему они работают. Почему Луна находится на таком расстоянии, чтобы обеспечивать небольшие приливы и стабилизировать ось земного вращения? Почему гравитация работает так, как она работает? О'Рейли прав в том, что на эти ответы может отвечать мифология, философия, религия — но не наука.
Больше всего меня, конечно, огорчает именно такой поворот понимания науки. Это, по счастью, далеко не общий взгляд на вещи — нужно сказать, что, например, Хокинг задает именно вопрос о том, почему гравитация такая, какая она есть, как один из самых важных в астрофизике и космологии — но он все шире распространяется. Кто знает, как изменится та же самая астрофизика, когда статистический анализ неохватных массивов данных сделается основным инструментом анализа? Впрочем, по самому своему предмету астрофизике практически обеспечено счастливо избежать финансового успеха — в отличие от лингвистики и когнитивной науки, некоторые области которых можно уже сейчас считать съеденными прикладной лингвистикой, добившейся — невозможно этого отрицать — невероятных успехов.

От Хомского и Хокинга до Норвига — разрыв в поколение. Мне иногда кажется, что здесь, будто в мутном зеркале, гадательно, но проглядывает будущая смена парадигмы понимания, виднеется то, что придет за наукой. Конечно, новая парадигма будет прогрессивной — по определению — но почему-то я заглядываю в это зеркало не столько с интересом, сколько с удивлением, если не сказать ужасом. Старая парадигма мне пока милее. А у вас как с этим дела?
Tags: ai, brain, linguistics, science
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 84 comments