L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Еврейское счастье «Вильяма Д. Портера»

Не было, наверное, за всю Вторую мировую войну более несчастливого корабля, чем эсминец «Вильям Д. Портер».

Корабль был принят на вооружение 6 июля 1943 года, и ничем особенным — то есть, ни одним происшествием — не отличился до 12 ноября, когда он получил приказ встретиться в Атлантике с линкором «Айова» 13 ноября 1943 г. 12 ноября корабль поднял якорь в Норфолке и… провез этот якорь по палубе пришвартованного рядом корабля, снеся ограждение и шлюпки с одного борта и часть капитанского мостика.

В тот же день, 12 ноября, после встречи с «Айовой», капитан получил секретный приказ сопровождать последнюю, вместе с тремя другими эсминцами, конвоем на пути в Тегеран с секретной миссией. Скажем по секрету, что на борту «Айовы» находились президент Франклин Д. Рузвельт и госсекретарь К. Халл, направлявшиеся на конференцию, позднее названную Тегеранской, с Черчиллем и Сталиным. «Вильям Д. Портер» занял свое место в конвое, и моряки начали приводить в боевую готовность глубинные бомбы. Как-то уж так получилось, что одну из них они плохо закрепили, и она… свалилась за борт ранним утром 13 ноября. Незамеченной. И, разумеется, взорвалась, едва не оторвав корму несчастного эсминца.

Что тут началось, вы сами можете себе представить. Все корабли конвоя начали маневрирование, чтобы избежать поражения противником, одновременно пытаясь отыскать несуществующих напавших на них немцев — и все это продолжалось до тех пор, пока на «Вильяме Д. Портере» не разобрались, в чем дело.

В тот же день на судно налетела гигантская блуждающая волна, смыв за борт шлюпки и одного матроса. Как ни удивительно, он оказался единственным погибшим во всей двухлетней цепочке неудач, валившихся на эсминец.

14 ноября конвой проводил учения. С «Айовы» запускали воздушные шары-цели для противовоздушной артиллерии, а на «Вильяме Д. Портере» шли торпедные учения. В качестве тренировочной цели была выбрана, разумеется, «Айова». Вы уже догадываетесь, к чему идет дело… На время учений торпедные аппараты разряжаются, так что заряд, выбрасывающий торпеду в воду, не срабатывает — ну, во всяком случае, так написано в учебниках для юных торпедистов. Но «Вильям Д. Портер» не был бы «Вильямом Д. Портером», если бы третий торпердный аппарат не выплюнул, неожиданно для всех, боевую торпеду. Которая, само собой, направилась полным ходом к «Айове».

Поскольку секретная миссия проходила в глубоком радиомолчании, «Вильям Д. Портер» начал передавать «Айове» предупреждение о торпеде световыми сигналами. Сигнальщик сперва передал, что торпеда идет в противоположную от линкора сторону. Затем, пытаясь исправить ошибку, сообщил «мы идем полным назад». В конце концов, после всех этих неудачных попыток помигать фонариками, радиомолчание было нарушено, и «Айове» открытым текстом сообщили, что на нее идет случайно запущенная торпеда. «Айова» успела свернуть и избежать столкновения с торпедой, которая взорвалась в ее кильватерной струе. Сам Рузвельт велел выкатить его инвалидное кресло к борту, чтобы посмотреть на торпеду, а охранники приготовили пистолеты, чтобы попытаться расстрелять ee. Тем временем, «Айова» навела орудия на наш героический эсминец — предположение об умышленном саботаже рассматривалось всерьез.

После этого происшествия «Вильяму Д. Портеру» было приказано покинуть конвой и отправиться на базу американского флота на Багамах, где команда была арестована в полном составе. Это был первый и единственный случай в истории флота США, когда команда судна в полном составе угодила под арест. Лычки полетели косяками, а заряжающий торпедного аппарата получил тюремный приговор — правда, Рузвельт вмешался и простил разгильдяя.

После этого «Вильям Д. Портер» отправился на боевое дежурство на Алеутские острова. Вероятно, командование решило, что на Аляске президенты и госсекретари встречаются настолько редко, что неприятностей удастся избежать. Отчасти эта идея сработала: когда во время учебных стрельб «Вильям» угодил 127-миллиметровым снарядом в задний дворик дома, это оказался дом всего лишь командира базы, так что флотские чины, как раз собравшееся с женами и семьями в доме командира на вечеринку, имели возможность порадоваться незапланированному фейерверку.

Позднее, в сентябре 1944 эсминец был переброшен на Филиппины, где отличился тем, что сбил один вражеский и три своих самолета, а также обстрелял своего напарника — эсминец «Льюс», причинив тому немалые повреждения.

Погиб «Вильям Д. Портер» в битве при Окинаве 10 июня 1945 г. в результате единственной в своем роде атаки… подводного летчика-камикадзе. Эсминцу удалось обстрелять неповоротливый и медленный атаковавший его самолет, и тот в результате упал в океан. На этом бы все и кончилось, но нескончаемое счастье нашего эсминца занесло тонущий бомбардировщик точнехонько под корабль, где он в силу неведомых причин взорвался. Команда организованно покинула судно и была в полном составе спасена находившимся поблизости американским десантным кораблем, а «Вильям Д. Портер» затонул через 12 минут на глубине 800 м, завершив свою всего-навсего 23-месячную карьеру, столь насыщенную историческими событиями.

Когда вам покажется, что вам не везет и в жизни наступила черная полоса — вспомните о судьбе эсминца «Вильям Д. Портер», и вы поймете, что все идет вовсе не так уж и плохо, как кажется.
Tags: history
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments