L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Пение сирен

Эрвин Чаргафф. «Пение сирен». «Вестник Европы» 2003, №10.



Из трудов философов я постиг, что свобода человека — его величайшее достояние. Поскольку я за всю свою жизнь никогда не почувствовал себя по-настоящему свободным, я этого блаженства оценить не могу, но я догадываюсь, о чем тут речь. Во всяком случае я не сомневаюсь, что те, кто ограничивают свободу человека, пытаются его поработить. А рабство — страшное зло. Вот почему я рассматриваю пропаганду и рекламу как худшие, пусть на первом этапе и бескровные, формы порабощения, как преступную попытку ограничить свободу индивидуума или положить ей насильственный конец. Люди с более солнечным, чем у меня, мировосприятием будут отрицать, что в большинстве подобных случаев ограничивается свобода выбора: идет ли речь о марке апельсинового сока, голосовании за демократическую или республиканскую партию или решении, применять или не применять нейтронную бомбу, — все это, дескать, безобидно, поскольку непосредственного насилия я не испытываю. Никто, мол, не запретит мне пить сок какой угодно марки, голосовать за вегетарианцев или орать “да здравствует Рейган!”. Все это вместе представить себе едва ли возможно, но вообще эта ситуация не из самых простых. Мозги выросшего в условиях так называемой западной цивилизации человека с молодых лет подвержены разным бомбардировкам и сплющиванию. Он сам уже не знает, на каком свете живет. Непрекращающееся жужжание аппарата воздействия приводит к оглушению, которое не позволяет уже воспринимать настоящие шумы. Если кому-то удастся выйти из этого состояния оцепенения хоть на короткое время и он постарается выпустить пар из бани для промывки мозгов, чтобы увидеть хоть кисточку с островерхой шапки действительности, то, может статься, ему поставят диагноз “мания преследования”. Тот, кто, будучи в пещере троллей, утверждает, будто повсюду видит троллей, явно не в своем уме.

Итак, наш мир в единстве своем и вне всяких границ мир рабства. Но кто же в нем господа? В зависимости от политических и мировоззренческих установок опрашиваемых ответы последуют разномастные. Перечислять их скучно; каждый волен пофантазировать на этот счет. Боюсь, правда, что большинство ответов будет связано с симптомами, а не с причинами. Кроме того, я вполне могу представить себе общество, в котором рабы есть, а господ нет. Категорический суперлятив (превосходная степень), под эгидой которого живет, например, все американское общество, принял на себя функции категорического императива: это баллон, или воздушный шар, сам себя надувающий: все eo ipso (по определению) самое лучшее, самое большое и т.д. Рабы сами производят наркотические таблетки, которыми одурманиваются.

_______________________________
На демотиваторе искаженная цитата из Ральфа Уолдо Эмерсона, если вдруг кто не признал.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments