L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Отправление труда

Андрей Архангельский. Никто не работает. «Взгляд», 4 августа 2008 г. С благодарностью captainlу за ссылку. Можно прочитать целиком, хорошая статья.
…работа сегодня перестала занимать важное место во внутренней жизни человека – хотя бы он был занят ею с утра до вечера. Эта ситуация еще будет иметь грандиозные и печальные последствия.

Лев Толстой в статье «В чём моя вера» писал, что работа есть естественное и самое здоровое состояние человека… Человеку, чтобы жить долго, чтобы быть здоровым, считал Толстой, очень важно делать не просто дело – но хорошее, по душе дело.

В современных литературе и кино работа совершенно потеряла свою этическую, идеалистическую составляющую. Горение, желание, сверхусилие – слова не из нашего лексикона.

Сегодня работа в сознании меньшинства есть высокооплачиваемая каторга, в сознании большинства – низкооплачиваемая каторга. Культ работы, культ создающего, созидающего человека исчез из искусства и жизни. Работа стала фоном жизни, а в массовом искусстве - фоном для любовных и криминальных интриг.

Виновата в первую очередь не работа – а отношение к ней человека. В середине 90-х русский человек почему-то внушил себе, что большие деньги заменят и радость труда, и полноту жизни. А также внушил себе, что работа и не должна приносить радость – радость должны приносить деньги. В этом и была ключевая ошибка.

Отсутствие радости – бытия, полноты жизни, в том числе и радости труда – нельзя заменить ничем; выяснилось, что в том числе и деньгами.

Наш человек в очередной раз недооценил себя: он решил, что «за такие деньги» можно наступить на себя, устранить себя как личность – то есть он попросту «выключал» себя на постылой работе. Но от такого предательства человеческая психика очень быстро дала сбой: нельзя треть жизни выключать себя. Нельзя треть жизни жить ожиданием пятницы…

Социальное удовлетворение организма (которое и дает работа) оказалось не менее важным для человека, чем потребность в еде, комфорте, достатке. Ощущение твоей нужности в этой жизни, важности, не-случайности, которое может давать только работа, оказалось не восполненным ни потреблением, ни «личной жизнью».

Сплошная «неработица» в современном массовом искусстве – всего лишь отражение нашего отношения к понятию «работа» в жизни: я не знаю, кому и зачем нужна моя работа, я не вижу в ней никакого смысла, мало того – я даже презираю мою работу; но поскольку деньги можно зарабатывать только на такой работе – я готов терпеть. Я готов умирать как личность, не существовать эти 9, 10, 12, 24 часа – а потом вспоминать всё это как страшный сон.

Очень быстро выяснилось, что, кроме страшного сна, и вспомнить-то нечего.

Никто не сказал людям, что еще в работе должна быть – радость.

Глупые, смешные люди.
А вот самоцитата из меня, любимого:
О своей работе больше не пишут. Отношение к работе больше всего напомнило мне отношение, прошу прощения за анатомический экскурс, отношение к отправлению на низ. Это приходится делать всем. С тем, что приходится это делать, все смирились. Это потерянное для жизни время, но, увы, этого никто не избежит. Это не обсуждают. Если это делать нерегулярно, через какое-то время наступит расплата. Иногда этот интимный процесс упоминается вскользь — в полуразговорной речи: «сижу я как-то на работе и читаю интернет». Все как «сижу я в кабинете задумчивости и журнал листаю». Согласитесь, «отдавать себя работе» в подобной метафоре звучало бы, по меньшей мере, странно.
Даже не знаю, что добавить. Давайте промолчу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 34 comments