?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ф. Йейтс в I главе «Искусства памяти» разбирает римский трактат Ad Herennium, где рассказывается о такой технике запоминания последовательности предметов, о которых оратору предстоит вести речь: в хорошо известном оратору здании пункты будущей речи раскладываются в виде вещей (или людей, или животных), так, что здание это можно будет потом мысленно обойти и увидеть мысленным взором, где что лежит, причем в правильном порядке. Места для запоминания обозначаются словом loci. Вот какой приводится пример:
Представим себе, что мы выступаем в качестве защитников на судебном процессе. «По словам обвинителя, подзащитный отравил свою жертву ядом; можно предположить, что мотивом преступления было стремление получить наследство; имеется также множество свидетелей и соучастников этого преступления». Мы формируем систему памяти применительно к этому случаю в целом и хотим поместить в первый locus нашей памяти какой-нибудь образ, который напоминал бы обвинение, выдвинутое против нашего клиента. Вот этот образ:

«Если мы лично знали этого человека, о котором идет речь, представим его больным и лежащим в постели. Если же мы не были знакомы с ним, выберем кого-нибудь на роль нашего больного, только не человека из низших классов, чтобы мы могли сразу его вспомнить. У края постели мы поместим подзащитного, держащего в правой руке кубок, в левой — восковые таблички, а на безымянном пальце этой руки — бараньи яички. Благодаря этому образу мы запомним человека, который был отравлен, наличие свидетелей и возможность получения наследства».

Кубок напоминал бы от отравлении, таблички — о завещании или наследстве, а бараньи яички, по созвучию с testes — о свидетелях. Больной должен напоминать или самого отравленного, или кого-либо другого, с кем мы знакомы (но не из среды анонимных низших классов). В последующие loci мы поместили бы остальные части обвинения или другие подробности рассматриваемого случая и, правильно запечатлев в памяти эти места и образы, с легкостью вспомнили бы любой пункт обвинения, к которому захотели бы вернуться.
Это напомнило мне одну из современных техник для запоминания последовательности конкретных предметов: предметы эти соединяются между собой в как можно более нелепые связи, и эта нелепость, необычность позволяет их запомнить. Здесь есть что-то общее: древние отнюдь не разгуливали, вертя на пальцах бараньи яички. Впрочем, я не готов о ней рассказывать, поскольку сам никогда ею не пользовался.

Расскажите о том, что вам удается запоминать легко, и как это получается. И о том, что не удавалось запомнить, и какие мнемотехники помогли (ну, или не помогли). Я, например, не могу запоминать имен, когда мне представляют человека впервые. Что я ни пытался выдумать — зарифмовать имя, повторять его про себя несколько раз, мысленно изобразить словом — ничего не помогает. В гостях я оказываюсь окружен безымянными людьми, которые почему-то моментально запоминают, как меня зовут. Не знаю, как с этим бороться. Не слышали о какой-нибудь хитрости, чтобы мне помогла?

Tags:

Comments

biglebowsky
Oct. 27th, 2013 10:20 am (UTC)
Боянистый анекдот на тему мнемоники.

Правый - зелёный
Дело было на военно-морской кафедре Таганрогского Радиотехнического. Преподаватель настойчиво вдалбливал, что по правому борту судна горит зеленый огонь, а по левому - красный. Мы жутко путались и отвечали невпопад.
Преподаватель немножко помялся и сказал: «Ну что ж. Видимо, не избежать. Буду учить вас так, как меня учили в училище. Товарищи, запомните это слово: ПиZда. Правый - Зеленый». Дальше пошло как по маслу.
Прошло 15 лет. До сих пор помню.
fregimus
Oct. 27th, 2013 10:25 am (UTC)
Нелепые связи лучше запоминаются, да. Об этом и говорится.
redmassacre
Oct. 27th, 2013 04:33 pm (UTC)
не совсем нелепые...
Тут ассоциацию прицепили из более эмоциональных
Рекламщики тоже по Фрейду фигачат (где законами по лапкам не бьют)- по правилу 3 "С" - секс, страх, смерть...