L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Про любовь

Меня раз упрекнули, что, мол, про работу я не пишу. Что же, выходит, я ее, работу, не люблю? Неправда, люблю. По субботам работать больше всего люблю. Часов до четырех утра. Сижу на работе, такой, работаю, и при этом люблю ее, значит, работу-то. Всем напряжением душевных сил сразу, как классик ни скажет. Вот.

* * *

Иду с работы домой, под утро уже, все еще над чем-то думаю, но глазами, естественно, при этом смотрю — а как же иначе! — тротуар, ямка, газон, асфальт, на асфальте морская звезда лежит… Квартал прошел, и тут мне стреляет: какая еще морская звезда? Я уже осьминог, или нет еще? Прокручиваю в голове запись — оказывается, картинка сохранилась! Сухой кленовый лист. Края его немного загнулись, а упал он этими краями вниз, так что каждый из его пяти лучиков выпуклый, да и середина кажется объемной.

Когда идешь с работы, под ногами валяются звезды. В четыре утра — морские. А если в семь — уже не помню, какие.

* * *

Лингвисты на работе. Детали будут смазанные, потому что перевод с английского. Сидят лингвисты на работе, и обсуждают синтаксическую структуру предложения, которое один из них для примера придумал. Предложение такое: «Софья просовывает иголку с большим ушком сквозь танк».

Рассматривают варианты всякие, мол, а что, если бы было написано «Софья просовывает иголку с большим усердием сквозь танк»? Смысл был бы совсем другой, да? А если это понимать так, что просовывает иголку вместе с ушком, как если бы было «Софья просовывает иголку с ниткой сквозь танк»? Смысл опять иной. Может быть и такой смысл, и такой смысл, а может — и такой смысл. Думают все, с большим усердием, будто иголку сквозь танк просовывают. С большим ушком. Иголку с ушком, не танк с ушком (о, смотрите-ка, а можно и так понимать!).

Ну вроде все уже варианты перебраны, собрались лингвисты по своим исследовательским нишам расходиться. И тут, только тут, наконец-то, я вдруг ясно осознаю, что научился абстрагироваться от смысла примера в угоду синтаксису и еще какой-то феньке, которую, к тому вдобавок, привык называть смыслом. А обычного-то смысла, того самого, что вы справедливо назовете смыслом, в примере-то и нет! Подивился, спрашиваю N., почему у него в примере танк. «Танк? Где? Ой, я ведь собирался написать что-то другое… А, „ткань“!». Да, пустяк, не переживай, никто и не заметил.

Ну как можно такую работу не любить?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 39 comments