?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Растет в их стране конопля [κάνναβις], похожая на наш лен, только толще и выше. Она растет и сама собой, и культивируется, а фракийцы даже делают из нее одежду, как из льна; никто, если он не опытен в конопле, не отличит ее от льняной: кто никогда не видел конопли, скажет, что одежда льняная.

Скифы берут конопляное семя и, забравшись под одеяла, бросают его на раскаленные камни, отчего оно испускает дым, не схожий ни с одним греческим банным благовонием. Скифы приходят в безмерный восторг [ἀγάμενοι] от такой бани, которая служит им вместо омовения, так как водой они тело никогда не моют.

— Геродот, Истории 1.74—75

Типо:
— А чего это вы тут делаете?!
— А мы эта… моемся это мы тут, вот!

Tags:

Comments

Андрей Гаврилов
May. 9th, 2014 07:29 pm (UTC)
к Дню Победы, дополнение. Просто, для себя и для истории.

Я очень хорошо запомнил, где и при каких обстоятельствах впервые услышал про этот способ.

Это раннее детское воспоминание, думаю, не больше десяти лет мне было (скорее - сильно меньше). Лето, деревня (родина отца), мы выехали (наша семья, и дедовы сестры (может еще кто был)) на дальний покос.
Это был берег реки (Рессы), Лес, поле, река, за рекой - немного поля, лес.
Там и рассказали (к слову пришлось). А потом, в другой перерыв, одна из дедовых сестер (бабка Рая, по-моему, царство ей небесное), рассказала, что это за место. Мы стояли ровно напротив места (другой берег реки), которое все местные называли "Лидия" (я уже взрослым узнал, что там - устье реки, которая через несколько км. пересекала (или брала начало у) Варшавское шоссе). Там в войну покрошили несколько тысяч советских солдат - как раз на участке от Рессы (ровно от того места, напротив которого мы сидели тогда) до Варшавского шоссе - я позже читал, там несколько дней пытались по устью Лидии войска выбраться из окружения, и несли страшные потери при этом (местные куда интереснее подробности приводили, не знаю, правда ли, потому воздержусь).

Бабки тогда рассказали, что им дали после войны там покос. Они попробовали, и не выдержали, отказались. Сказали - "махнешь косой - три черепа, еще махнешь - еще три, не смогли это вынести". Место славилось тем, что там все время кто-то подрывался - то туристы зайдут, костер разведут, как окажется - на снарядах, то еще что в том же духе. Ну и тем, что там куча людей погибла (история прилагалась).

В 90-х, кажется (в сроках не уверен), там прошлись копатели, выкопали, как говорили, всех, и захоронили в братской могиле у деревни Барсуки (как раз на Варшавском шоссе).

Больше с тех пор я там не был - это была первая и последняя поездка на тот покос, про которую я помнил, потом ездить туда перестали, стало хватать "травы у дома"; люди разъезжались из деревни, наверное причина в этом.