?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Геннадий Гор, «Странник и время». В сборнике «Фантастика 1962».

Совершенно случайно прочитал. Не то, чтоб потрясло и захватило, но несколько выписок любопытных сделал.

На ее невыразительном лице появляется улыбка.
— Как вас зовут? — спрашиваю я.
— У меня нет имени, — отвечает она. — Да и зачем оно мне? И что такое имя?
— Имя — это слово, — говорю я, — отнюдь не выражающее сущности того, кто его носит.
— А что такое сущность? У меня нет сущности. Я не человек. Я робот. Мою сущность меняют сообразно программе. Я явление. Явление без сущности.

*  *  *

— Вы выглядите почти так же, как земные люди. Признаться, я этого не ожидал. Я пытался представить себе вас. И мое воображение меня пугало, мое собственное и воображение научных фантастов, описывавших обитателей других планет.
— Я вижу, вы разочарованы? Вы ожидали увидеть сверхоригинальное существо, может быть, даже созданное не из белковых молекул, а материала более прочного, более своеобразного и химеричного? Может быть, вы думали, что вместо крови во мне течет яд и вам придется надевать маску, чтобы сначала физически изолировать себя, а затем уже искать духовного контакта? А не думали ли вы о том, что, кстати, не приходило в голову даже фантастам: что физический контакт будет вполне возможен, но контакт духовный противопоказан, что он будет таить некую опасность и для вас и для меня?

*  *  *

А на вашей планете долго длится жизнь личности, индивида?
Он (улыбаясь). Вы хотите знать, возможно ли бессмертие? Возможно. Но не нужно.
Я. Кому не нужно? Личности? Обществу? Природе?
Он. Наши ученые нашли способ продления жизни, и каждый тиомец, если бы он пожелал, мог бы достичь того, что называют бессмертием. Но что такое бессмертие? Задавали ли вы себе этот вопрос?
Я. Нет, не задавал, хотя кому и интересоваться этим вопросом, как не мне... Бессмертие — это возможность победить время, дарованная личности наукой. Не так ли? Полная, абсолютная победа над временем, над бренностью.
Он. А кому нужна эта победа? И победа ли это, а не поражение ли?
Я. Не понимаю.
Он. Вдумайтесь - и поймете. Смерть не может и не должна исчезнуть.
Я. Но человек всегда считал смерть злом и слепой необходимостью, победой косных сил...
Он. Бессмертие еще хуже смерти. Получив бессмертие, личность перестает быть личностью, она лишается конца, а значит, и начала. Личность связана с историей, со своим временем. А становясь вечной, она отрывается от мгновения, от истории, от общественного бытия. Наше общество нашло желание быть бессмертным неэтичным, противоречащим нравственной сущности тиомца. И отказалось от него. Отодвинуть свой конец — это одно, но лишить себя конца, приобщиться к бесконечности — это значит освободить себя от времени, противопоставить себя жизни, всему ее смыслу. Возникновение и смерть — нет, тиомец не захотел пожертвовать всем этим ради сомнительного и противоестественного блага личного бессмертия.

Comments

technocrator
Oct. 2nd, 2015 05:53 am (UTC)
>>Получив бессмертие, личность перестает быть личностью, она лишается конца, а значит, и начала
[facepalm.jpg]


"Фантастика той тоталитарной эпохи руководствовалась двумя великими глупостями, что тогда выдавались за истину. Первая: робот – дура, человек – молодец, а вторая – бессмертие ужасно и омерзительно<...>Все редакторы заученно твердили: переделайте концовку, чтобы ваш бессмертный раскаялся, передумал и отказался от бессмертия, признав его ошибочным. Тогда да, дорога будет открыта. Как и сотням другим. Кто читал тогдашнюю фантастику, вспомнит, как тогда мощно перли клоны, все одинаковые, как доски в заборе: бессмертие ужасно – герой кончает жизнь самоубийством, бессмертие ужасно – герой покончил с собой, бессмертие отвратительно – герой поспешно себя убивает…
Где сейчас те угодливые авторы?
НИКОГДА и НИКОМУ в те времена не удавалось сказать что-то в защиту бессмертия."(Ю.Никитин)
sharpc
Oct. 2nd, 2015 06:12 am (UTC)
Никитин традиционно переносит с больной головы на здоровую, замечая неизжитые предрассудки на родине Ефремова и Циолковского, упорно не желая видеть, как по другую сторону баррикад продолжают в бесконечность в пространстве и времени эфемерный плутократический империализм с его тактическими пороками.
technocrator
Oct. 2nd, 2015 06:46 am (UTC)
Почему не желая видеть? в его пародийной серии (где "Трёхручный меч") был и стёб над штампами фантастики с этими всеми звёздными империями...
deminded
Oct. 2nd, 2015 06:26 am (UTC)
"You know, Mr. Lupin," Harry said, "it really takes a baroque interpretation to think that somebody would be walking around, pondering how death is just something we all have to accept, and communicate their state of mind by saying, 'The last enemy that shall be destroyed is death.' Maybe someone else thought it sounded poetic and picked up the phrase and tried to interpret it differently, but whoever said it first didn't like death much." Sometimes it puzzled Harry how most people didn't seem to even notice when they were twisting something around to the 180-degree opposite of its first obvious reading. It couldn't be a raw brainpower thing, people could see the obvious reading of most other English sentences. "Also 'shall be destroyed' refers to a change of future state, so it can't be about the way things are now."
Remus Lupin was staring at him with wide eyes. "You certainly are James and Lily's child," the man said, sounding rather shocked.

"Yes, I am," Harry said. But that wasn't enough, he had to do something more, so Harry raised his wand in the air and said, his voice as steady as he could make it, "I am Harry James Potter-Evans-Verres, the son of Lily and James, of the house of Potter, and I accept my family's quest. Death is my enemy, and I will defeat it."
technocrator
Oct. 2nd, 2015 06:30 am (UTC)
Да-да, а мне 39 глава вспомнилась )
"Старый волшебник примирительно посмотрел на него:

— Я не совершенен, Гарри, но я думаю, что принял смерть, как часть себя.

— Угу, — хмыкнул Гарри. — Видите ли, есть такая штука под названием «когнитивный диссонанс», а если выражаться проще — «зелен виноград». Если бы людей каждый месяц лупили дубинкой по голове и никто не мог ничего по этому поводу сделать, довольно скоро появились бы всякого рода философы, которые, притворяясь мудрыми, как вы выразились, нашли бы уйму изумительных преимуществ в том, что тебя ежемесячно лупят дубинкой по голове. Ну, например, что это делает тебя сильнее или что ты счастливее в те дни, когда тебя не дубасят. Но если вы подойдёте к кому-то, кого не лупят дубинкой, и спросите, не хотят ли они, чтобы их начали, в обмен на эти изумительные преимущества, они откажутся. И если бы вам не приходилось умирать, если бы вы пришли откуда-то, где даже не слышали о смерти, и я предложил бы вам, что будет удивительно, замечательно и круто, если люди начнут покрываться морщинами, стареть и в конце концов прекращать существование — что ж, вы бы меня упекли в психушку! Так почему же кто-то додумался до такой глупости, что смерть — это хорошо? Потому что вы её боитесь, потому что на самом деле вы не хотите умирать, и мысль о смерти вас терзает так сильно, что вы придумываете отговорки, чтобы смягчить эту боль. Чтобы вам не приходилось об этом думать…"