L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Борьба со снами, или Как я был мерзавцем

Я подхватил простуду, и из-за этого, похоже, приснился мне кошмар. Или сон — для меня это синонимы, вообще-то. Во сне я был негодяем.

Совершенно изумительной архитектуры здание института или университета. Я там работаю, чувствую себя как дома, на своем месте. И люди меня окружают замечательные. Уже в который раз коллеги меня распекают за то, что я делаю. Они не хотят меня выгнать — нет, но мои поступки вызывают у них неудобства в работе. А от того, что я делаю плохо, мне-то никакой ни пользы, ни удовольствия. Работают там с кристаллами. Кристаллы размером с обычный мелок, один конец как у параллелепипеда, второй — пирамида, будто заточен. Они прозрачные и самых разных цветов. Так вот, преступление мое в том, что я отламываю каждый раз от этого кристалла половинку с призмой, тогда как мне все равно, какую часть взять, но следовало бы мне взять для работы треть от другого конца.

И вот, когда меня начинают в очередной раз упрекать, я не соглашаюсь с легким сердцем, что я больше не буду этого делать. Нет, я требую, чтобы мы сели, составили письменно мне инструкцию, чего делать нельзя, чтобы я сам ее написал — может быть, хоть это меня отучит делать гадости? Я ее сам пишу, она всех устраивает (текста самого я не вижу или не помню). А как до дела доходит, опять разламываю кристалл неправильно. И мерзко, и стыдно мне от этого ужасно, просто провалиться сквозь землю хочется, но ничего с собой поделать не могу. И опять иду с повинной. Никакого отчета себе, отчего я так поступаю, во сне я не даю — просто делаю гадость, и все; и самому отвратительно, и другим тошно это видеть.

Вроде бы и день предыдущий прошел замечательно. Давно меня беспокоила в нашей работе (это уже наяву, конечно) одна вещь, которая маячит пока вдалеке, но чувствую, что споткнемся мы об нее. Вчера случайно на бегу встретил шефа, и он вдруг обмолвился, что ему пришло в голову то же самое. Мы поговорили; он обычно не останавливается надолго, когда бежит, а тут вдруг целых полчаса проговорили. Это замечательно, что так вышло — теперь я чувствую себя в полноценном творческом кризисе, но это хороший кризис, когда видишь проблему и никакого даже намека на решение, а голова как трансформаторная будка: равномерное гудение мыслей, ничего из него пока не вычленяется. Из этого должно что-то получиться, так что, возвращаясь к моему сну, это меня не тревожит ни капельки; напротив, я такие проблемы обычно откладываю, а намек, толчок к решению сам собой вдруг всплывет, когда созреет. Это мне точно не мешало бы спать. И текущая работа идет гладко, все получается, решается. И она даже не скучная.

Ну, температура ночью поднялась — может быть, это она виновата.

Второй кошмар был про подводное пение на неизвестном мне языке, но я его и рассказывать не буду. Ничего интересного. Певцов надо было спасать, а я запаниковал и проснулся. А наяву я наоборот собираюсь, когда адреналин брызгает. Тоже все, как надеюсь, наоборот во сне вышло, нежели в жизни.

Скажите, а как вы боретесь со снами? Мне сны снятся очень редко, может, раз в месяц, и каждый раз это невероятной силы переживание. Несколько дней потом, как сон увижу, хожу словно с ушибленной головой. Так не у всех; некоторые каждый день сны видят, и не считают это чем-то болезненным. Дочери моей снятся чудесные, сказочные, радостные сны. А вот если кто из вас на таком же редком расписании — поделитесь, можно ли что-то сделать, чтобы пореже сны смотреть? Ноотропил попить? В отпуск пойти? Что поможет-то? Мне несколько лет подряд вообще не снились сны, а почему так было — не знаю. Но было хорошо.
Tags: brain
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →