L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Category:

Цицерошки

Подборка анекдотов, травленных Цицероном в «Искусстве оратора», т.3, гл. 66—70. Перевод мой. Кому надо — берите.

Назика как-то раз пришел к поэту Эннию, но был встречен в дверях служанкой, которая сказала, что Энния нет дома. Было прекрасно заметно, что она говорит неправду, исполняя приказ хозяина, который, несомненно, был дома в это время. Через пару дней приходит Энний к Назике, а тот ему через дверь и отвечает, что Назики, мол, дома нет.
— Как так, Назика, я же узнаю твой голос! — говорит Энний.
— Ну что ты за бесстыжий человек! — отвечает ему Назика. — Вот я служанке твоей поверил, что тебя дома нет, а ты, что же, — самому мне не веришь?

Один никчемный оратор, закончив патетическую речь, спросил Катула:
— Ну как, разжалобил я аудиторию?
— Еще как разжалобил! — ответил Катул. — Даже самый жестокий здесь не мог смотреть на тебя без жалости!

Некто, проходя мимо, нечаянно, но пребольно двинул Катона сундуком, что нес, а после крикнул:
— Берегись!
— А что, — спросил Катон, — у тебя там еще что-нибудь, кроме сундука?

Адвокат Скаурус присвоил владение богача Фригия Помпея без завещания покойного. Как-то раз, в суде, когда мимо проходила похоронная процессия, Гай Меммий, обвинитель, сказал ему:
— Смотри-ка! Похороны! Не упусти шанса стать наследником!

Септумелий из Анагнии, получивший награду за голову Гая Гракха, уговаривал Сцеволу взять его префектом в Азию.
— Да ты с ума сошел! — воскликнул Сцевола. — Поверь мне, в Риме столько народу, готового черт-те за что платить, что, оставшись, ты за пару лет состояние сколотишь!

— Что ты думаешь о мужчине, которого муж застал в спальне своей жены? — спросили у Понтидия.
— Мудила1!

— Меммий мнит себя таким великим, — сказал Красс, — что, идя на форум, стукается головой о Фабианскую арку2.

Сципион Африканский с позором выгнал из своей армии центуриона, оставшегося в лагере во время битвы при Паулусе, как он объяснял, «чтобы за лагерем бдеть». Когда Сципиона спросили, за что, он ответил:
— Не люблю, знаете, слишком бдительных!

Салинатор сдал город Тарент, но удержал крепость, и даже сделал оттуда несколько храбрых вылазок. Через несколько лет, когда Максим город взял, Салинатор ему сказал, чтобы, мол, не забывал о его помощи при этой кампании.
— Разве я могу забыть о твоей помощи! — сказал тогда Максим. — Я бы никогда не взял Тарент, если бы ты его перед тем не сдал!

Марк Цицерон Старший, вашему замечательному собеседнику приходящийся отцом, сказал как-то:
— Наши сограждане, что сирийские рабы: чем больше знают по-гречески, тем более дичают.

О Тите Пинарии шутят: «Когда он говорит, сразу ясно: уж если чего и хочет добиться, так это разгрызть, наконец, этот орех!»

Когда Марк Дуроний требовал отставки Антония, тогда цензора, за вымогательство взяток, Манкия сказал:
— Антоний, ну разве не можно тебе разок-другой позаниматься и своим собственным бизнесом!

Галл, когда свидетельствовал против Пизона, показал, что тот давал Магию огромные суммы денег. Скавр на это возразил, что Магий беден.
— Я и не говорил, что Магий эти деньги скопил, — сказал тогда Галл. — Напротив, будто человек, собирающий орехи нагишом, он их отправил в собственное брюхо.

Метелл отказывался дать мне льготу по глазной болезни.
— Ты что, вот так уж совсем ничего не видишь? — спрашивает.
— Не совсем уж ничего, — говорю. — Дачку вот твою от Эсквилинских ворот3 вижу.

________________________________
1. Русское слово мудить означает медлить (и родственно ему), и вовсе не связано со словом муде, как многие полагают. Мудила, соответственно, — тот, кто промедлил, когда надо было действовать.
2. До нашего времени она не сохранилась, но, по описаниям, была очень высока.
3. Т. е.  с противоположного конца города.

fregimus fec. 2007 pro bono pub.
С благодарностью ninaofterdingen за правку личных имен в этом тексте.

Все цитаты из [Cic. de Or. 3], так что [66, 265] указывает на [Cic. de Or. 3, 66, 265].

ille Gallus olim testis in Pisonem, cum innumerabilem Magio praefecto pecuniam dixisset datam idque Scaurus tenuitate Magi redargueret, “erras,” inquit “Scaure; ego enim Magium non conservasse dico, sed tamquam nudus nuces legeret, in ventre abstulisse.” [66, 265]

ut illud M. Cicero senex, huius viri optimi, nostri familiaris, pater, “nostros homines similis esse Syrorum venalium: quisque optime Graece sciret, ita esse nequissimum.” [66, 265]

cum Tito Pinario mentum in dicendo intorquenti: “tum ut diceret, si quid vellet, si nucem fregisset.” [66, 267]

velut tu, Crasse, in contione: “ita sibi ipsum magnum videri Memmium, ut in forum descendens caput ad fornicem Fabianum demitteret” [66, 267]

noster Scaevola Septumuleio illi Anagnino, cui pro C. Gracchi capite erat aurum repensum, roganti, ut se in Asiam praefectum duceret “quid tibi vis,” inquit “insane? tanta malorum est multitudo civium, ut tibi ego hoc confirmem, si Romae manseris, te paucis annis ad maximas pecunias esse venturum.” [67, 269]

cum Africanus censor tribu movebat eum centurionem, qui in Pauli pugna non adfuerat, cum ille se custodiae causa diceret in castris remansisse quaereretque, cur ab eo notaretur, “non amo,”  inquit, “nimium diligentis.” [67, 273]

Salinatori Maximus, cum Tarento amisso arcem tamen Livius retinuisset multaque ex ea proelia praeclara fecisset, cum aliquot post annis Maximus id oppidum recepisset rogaretque eum Salinator, ut meminisset opera sua se Tarentum recepisse, “quidni” inquit “meminerim? Numquam enim recepissem, nisi tu perdidisses.” [67, 274]

tibi, Antoni, Mancia, cum audisset te censorem a M. Duronio de ambitu postulatum, “aliquando” inquit “tibi tuum negotium agere licebit.” [68, 275]

Pontidius  “qualem existimas, qui in adulterio deprehenditur?” “tardum!” [68, 275]

ego, qui in dilectu Metello, cum excusationem oculorum a me non acciperet  et dixisset “tu igitur nihil vides?” “ego vero” inquam “a porta Esquilina video villam tuam” [68, 276]

illud Nasicae, qui cum ad poetam Ennium venisset eique ab ostio quaerenti Ennium ancilla dixisset domi non esse, Nasica sensit illam domini iussu dixisse et illum intus esse; paucis post diebus cum ad Nasicam venisset Ennius et eum ad ianuam quaereret, exclamat Nasica domi non esse, tum Ennius “quid? ego non cognosco vocem” inquit “tuam?” Hic Nasica “homo es impudens: ego cum te quaererem ancillae tuae credidi te domi non esse, tu mihi non credis ipsi?” [68, 276]

quod Catulus dixit cuidam oratori malo: qui cum in epilogo misericordiam se movisse putaret, postquam adsedit, rogavit hunc videreturne misericordiam movisse, “ac magnam quidem,” inquit “neminem enim puto esse tam durum, cui non oratio tua misericordia digna visa sit.” [69, 278]

cum Cato percussus esset ab eo, qui arcam ferebat, cum ille diceret “cave,” rogavit  “num quid aliud ferret praeter arcam?” [69, 280]

cum Scaurus non nullam haberet invidiam ex eo, quod Phrygionis Pompei, locupletis hominis, bona sine testamento possederat, sederetque advocatus reo Bestiae, cum funus quoddam duceretur, accusator C. Memmius “vide,” inquit “Scaure, mortuus rapitur, si potes esse possessor.” [70, 283]
Tags: latin, linguistics
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 28 comments