L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

Хофштадтер о софистике Сирла

Дуглас Хофштадтер, милейший человек, в книге «Я странная петля» (Hofstadter, Douglas. I Am a Strange Loop. New York : Basic Books, 2007; насколько знаю, на русский не переводилась), поливает смертным ядом философа Джона Сирла. Говорил я уже, и не раз, что каждому, кто не Сирл, стоит десять раз подумать, прежде чем пользоваться его аргументами… В общем, кому яд, а кому и мед. Все, что ниже — цитата в моем переводе.

[Джон Сирл] настриг множество купонов с того факта, что машина Тьюринга — абстракция, которая в принципе может быть сделана из каких угодно материалов. Его уловки способны обмануть, на мой взгляд, только третьеклассника, но принимаются, к сожалению, за верные рассуждения многими его профессиональными коллегами. Он поднимает на смех идею того, что мышление может быть воссоздано в системе, сделанной из физических субстратов столь неожиданных, как туалетная бумага и камешки… или ряд консервных банок и мячиков для настольного тенниса.

В своих ярких высказываниях Сирл бросает подобные сравнения, будто невинно шутя, но на самом деле старательно и продуманно вызывает у читателя глубокое предубеждение или же разыгрывает предубеждение существующее. В конце концов, мыслящая туалетная бумага или пивные банки и впрямь выглядят на первый взгляд нелепостью. Эти забавные картины, нарисованные Сирлом на осмеяние, тщательно рассчитаны на то, чтобы читатель лишь безмысленно похихикал над ними, и, к сожалению, часто достигают этой своей цели.

Сирл далеко заходит в своих стараниях высмеять системы, которые он рисует в своей юмористической манере. К примеру, сводя к абсурду мысль о том, что гигантская система из взаимодействующих консервных банок может испытывать ощущения — а это одно из определений сознания — он рассматривает в качестве примера жажду, и затем ничтоже сумняшеся выдает как факт, и без того очевидный каждому, будто в такой системе имеется определенная банка, которая «выскочит» (что это означает, сказать трудно, потому как он весьма удобно оставляет за кадром возможный механизм взаимодействия банок), а на ней будут написаны слова «пить хочу». Выскакивание этой единственной банки — микроэлемента огромной системы, сравнимой, например, с одним нейроном или одним синапсом — он сравнивает с опытом «жажды». Сирл строит эту глупую иллюстрацию совершенно намеренно, зная, что никому в голову не придет приписать ей какое бы то ни было правдоподобие…

Беда в том, что эта картина представляет собой наинелепейшее извращение компьютерных исследований, направленных на понимание того, что такое сознание и ощущение. Ее можно критиковать множеством способов, но главное, на что я хочу обратить особое внимание — как Сирл объявляет самим собой разумеющимся, будто ощущение, испытываемое этим консервно-баночным сознанием, локализовано в одной банке, и как осторожно он обходит мысль о том, что ощущение жажды может быть сложным, более глобальным, высокоуровневым свойством системы банок как целого.

Если мы серьезно задумаемся, как на самом деле модель мышления или сознания могла бы быть построена из консервных банок, то мысль или ощущение, какими бы поверхностными они ни были, ни в коем случае не будут в ней локальными феноменами, связанными с одной банкой. Они будут неохватными процессами, вовлекающими миллионы, миллиарды или триллионы банок, и «жажда» будет не двумя словами, написанными на выскакивающей консервной банке, но очень и очень сложным состоянием, включающим в себя огромное множество банок. Сирл высмеивает тривиальнейшую конструкцию собственного изобретения. Никакая серьезная модель ментального процесса не будет исходить из предположения, будто на одну консервную банку — или один нейрон — приходится одно ощущение или концепция, и, таким образом, неуклюжий выпад Сирла разит существенно мимо цели.

Следует также заметить, что Сирлова «консервная банка, испытывающая жажду» есть не что иное, как переигрывание давно дискредитировавшей себя в нейрологии идеи «бабушкиного нейрона» — нейрона, активизирующегося тогда и только тогда, когда субъект видит свою бабушку, то есть являющегося физическим представлением бабушки в мозге. В чем различие между «бабушкиным нейроном» и «банкой жажды»? Никакого различия тут нет. И тем не менее, благодаря своему красноречию, Джон Сирл сумел, за многие годы, оказать своими софизмами влияние на коллег, студентов и просто интересующихся наукой людей.
Tags: ai, brain
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 32 comments