L. Fregimus Vacerro (fregimus) wrote,
L. Fregimus Vacerro
fregimus

К вопросу о локализации языка

ivanov_petrov на днях повторил вполне естественную, в общем-то, мысль о том, что, прежде чем систему изучать, неплохо ее хорошо и тщательно очертить так, чтобы изучаемое оказалось внутри черты, и оказалось там по возможности целиком. Более того, даже изучая, всегда стоит возвращаться к вопросу о правильном проведении границы. Выбор границ — дело произвола размышляющего. Никаких заранее установленных границ в природе не имеется, и в рассмотрении разных систем, включающих даже один и тот же сгусток материи, границы окажутся проведенными иначе.

Так вот, оказалось, что мысль вышла весьма спорной. Мне тяжело разобраться, чего именно в ней непонятного, но многие с нею спорят — можете сами в этом убедиться, проследив за ее обсуждением. Поэтому мне хочется проиллюстрировать на очень простых примерах, к чему может привести неверное отграничение изучаемой системы от ее среды. Разберем следующее нехитрое рассуждение:

Если таракану оторвать ножки, а затем громко захлопать, затопать и закричать, то таракан не убежит. Рабочая гипотеза: таракан слышит ногами.

Вы, несомненно, ощущаете, что в этом рассуждении что-то неверно. Прежде чем вдаваться в подробности того, что же именно с этой гипотезой не так, рассмотрим еще одно размышление, теперь уже из моей области, причем, в отличие от предыдущего энтомологического экскурса, вполне даже серьезно повторяемое учеными мужами:

Поговорить с безголовым туловом не представляется возможным. Следовательно, язык локализуется в голове.

Обычно при этом уточняется — в головном мозге. Некоторые даже уходят вглубь устройства этого сложного и запутанного органа, и обнаруживают язык в коре, а особо дотошные помещают его в зоны Брока и Вернике.

Если вы внимательно рассмотрите оба этих утверждения, то наверняка заметите, что между ними имеется большое сходство. В обоих, хотя это и не проговаривается явно, проведена граница между изучаемой системой и ее средой. В случае с тараканом, граница рассекает тело таракана и его ножки. Во втором она отсекает человека от других человеков. И в том, и в другом случае делается вывод, который, в общем-то, непротиворечиво описывает наблюдаемый факт в рамках ограниченной изучаемой системы. Насколько продуктивны такие гипотезы? Ответ зависит от понимания того, верно ли для изучения предмета мы выбрали его границы.

В первом случае мы сразу видим: граница проходит не там, где ей следовало бы проходить: не включать тараканьи ножки в систему под названием таракан, наверное, все-таки неправильно. Однако, во втором случае многие считают, что, изучая локализацию языка, будто бы вполне закономерно изолировать одного его носителя и начать в нем копаться в надежде этот самый язык в нем обнаружить.

Печальный неуспех этого предприятия на протяжении последних десятилетий — хороший повод вернуться и задуматься, правильно ли проведена граница и в этом случае.

На этом я, пожалуй, остановлюсь. Можно было бы сейчас продолжить говорить о том, где же следует провести границы в системе человека и языка, но это целая отдельная большая тема; мне же хотелось только нарисовать картинки общих заблуждений, провоцируемых неловким, грубым, приблизительным обведением изучаемого предмета.
Tags: brain, linguistics, science
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 26 comments